Гражданское право. Договор транспортной экспедиции. В.В. Витрянский

предоставление лицензиатом в лицензирующий орган сведений об изменении состава производственных объектов, заявленных им для осуществления погрузочно-разгрузочной деятельности, не более чем в 30-дневный срок.

Для получения лицензии соискатель лицензии должен представить в лицензирующий орган следующие документы:

а) заявление о предоставлении лицензии с указанием:

наименования, организационно-правовой формы и места нахождения – для юридического лица;

фамилии, имени, отчества, места жительства, данных документа, удостоверяющего личность, – для индивидуального предпринимателя;

лицензируемой деятельности, которую соискатель лицензии намерен осуществлять;

б) копии учредительных документов и свидетельства о государственной регистрации соискателя лицензии в качестве юридического лица;

копия свидетельства о государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя;

в) копия свидетельства о постановке соискателя лицензии на учет в налоговом органе;

г) документ, подтверждающий уплату лицензионного сбора за рассмотрение лицензирующим органом заявления о предоставлении лицензии;

д) копия диплома об окончании морского учебного заведения должностного лица, ответственного за осуществление погрузочно-разгрузочной деятельности в морских портах;

е) сведения о плавучих кранах и иных плавучих сооружениях с представлением копий судовых документов: свидетельств о праве плавания под государственным флагом, о праве собственности, о годности к плаванию и классификационного свидетельства. В случае, если лицензиат не является собственником плавучего крана и иного плавучего сооружения, представляется копия документа, подтверждающего использование плавучих кранов и других плавучих сооружений на ином законном основании;

ж) копия декларации о готовности к эксплуатации гидротехнического сооружения;

з) копии документов, подтверждающих квалификацию работников лицензиата.

Лицензирующий орган принимает решение о предоставлении или об отказе в предоставлении лицензии в срок, не превышающий 60 дней со дня поступления заявления о предоставлении лицензии со всеми необходимыми документами.

В целях установления соответствия соискателя лицензии и принадлежащих ему или используемых им производственных объектов лицензионным требованиям и условиям лицензирующий орган имеет право запросить у соискателя лицензии сведения, подтверждающие соблюдение им лицензионных требований и условий, или провести проверку на предмет их соблюдения непосредственно либо через находящиеся в его ведении контрольные органы.

Лицензирующий орган ведет реестр выданных лицензий, а также проводит проверки (плановые и внеплановые) соблюдения лицензиатами лицензионных требований и условий.

Как мы видим, объем требований, предъявляемых к коммерческим организациям и индивидуальным предпринимателям, таков, что практически исключает для экспедиторских организаций возможность непосредственного осуществления погрузочно-разгрузочных операций в морских портах. Видимо, такой деятельностью должны заниматься специализированные организации, а оптимальным вариантом экспедиционного обслуживания является заключение с ними экспедитором (морским агентом) договора возмездного оказания услуг (от своего имени или от имени грузовладельца).

В юридической литературе подчеркивается также необходимость сертификации оказываемых экспедиторами услуг. Так, В.А. Егиазаров указывает: “Экспедиционные услуги подлежат обязательной сертификации. Объектами сертификации являются процессы оказания услуг, оказываемых до приема и после выдачи груза, в пути следования при перевозке грузов на различных видах транспорта. Сертификации подлежат транспортно-экспедиторские услуги, к которым предъявляются требования обеспечения безопасности на транспорте, сохранности перевозимых грузов, охраны окружающей среды. Сопутствующие услуги, предоставляемые грузоотправителями, могут подвергаться добровольной сертификации. Отказ экспедитора от обязательной сертификации экспедиционных услуг, отрицательный результат сертификационных услуг влекут за собой приостановление или прекращение действия лицензии на осуществление транспортно-экспедиционной деятельности”109.

Вместе с тем рассмотренные требования, предъявляемые к экспедитору и транспортно-экспедиционной деятельности, носят абстрактный характер и их соблюдение является необходимой предпосылкой для того, чтобы соответствующая организация или индивидуальный предприниматель могли выступить в конкретных договорных отношениях по транспортной экспедиции в качестве стороны соответствующего договора.

 

———————————————————————————

97 Егиазаров В.А. Транспортное право: Учеб. пособие // Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. М., 2002. С. 171.

98 Гражданское право: Учеб.: Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 414–415.

99 Гражданское право: Учеб.: Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 415.

100 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 547.

101 Андреев В.К. Указ. соч. С. 8.

102 Шварц Х.И. Указ. соч. С. 165.

103 См.: Шварц Х.И. Указ. соч. С. 150.

104 Ходунов М.Е. Указ. соч. С. 156.

105 См.: Ворожейкин Е.М. Обязательство по транспортно-экспедиционному обслуживанию. М., 1957. С. 87–90.

106 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 548.

107 Федеральным законом “О безопасности дорожного движения” (ст. 7) предусмотрено, что транспортно-экспедиционное обслуживание юридических и физических лиц подлежит лицензированию “в целях обеспечения безопасности дорожного движения”.

108 СЗ РФ. 2002. N 26. Ст. 2590.

109 Егиазаров В.А. Указ. соч. С. 170.

 

4. Порядок заключения договора транспортной экспедиции

 

Гражданский кодекс Российской Федерации (гл. 41) не содержит каких-либо специальных правил о заключении договора транспортной экспедиции. Единственную норму, имеющую отношение к заключению этого договора, можно обнаружить в пункте 1 статьи 802 Кодекса, согласно которому договор транспортной экспедиции заключается в письменной форме. Однако эта норма не носит специального характера, а скорее констатирует применение к договору транспортной экспедиции общих положений о форме сделки. Ведь в соответствии с пунктом 1 статьи 161 ГК РФ сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме.

До принятия Гражданского кодекса на территории Российской Федерации действовали императивные правила, специально предназначенные для регламентации порядка заключения договоров о транспортно-экспедиционном обслуживании. Указанные правила формально не отменены, однако должны считаться утратившими силу по причине их противоречия ГК РФ.

Императивный характер норм о порядке заключения договоров о транспортно-экспедиционном обслуживании, действовавших в советское время, объяснялся существованием в то время механизма централизованного планирования как перевозок грузов, так и операций по их экспедированию. Например, механизм планирования транспортно-экспедиционных операций, выполняемых автотранспортными организациями при централизованном завозе (вывозе) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты, выглядел следующим образом.

Грузоотправителями и грузополучателями, нуждающимися в таком транспортно-экспедиционном обслуживании, подавались до 20 мая предшествующего года соответствующим автотранспортным организациям так называемые заявки-планы на выполнение транспортно-экспедиционных работ на предстоящий год с указанием ориентировочного объема погрузочно-разгрузочных работ, экспедиционных операций и работ по эксплуатации складов. Автотранспортные организации рассматривали указанные заявки-планы и на их основе разрабатывали проекты планов транспортно-экспедиционных работ на планируемый год и направляли их на утверждение в областные (краевые) транспортные управления, а последние – в Министерство автомобильного транспорта РСФСР, которое определяло для подведомственных транспортных управлений планы транспортно-экспедиционных работ в стоимостных показателях с разбивкой по кварталам. Исходя из этих показателей областные (краевые) транспортные управления устанавливали для подведомственных им автотранспортных предприятий и организаций годовой и квартальные планы переработки грузов в тоннах по погрузочно-разгрузочным, экспедиционным операциям и операциям по эксплуатации складов. Одновременно до автотранспортных предприятий и организаций доводились размеры валового дохода и годового расхода прибыли по каждому из трех видов операций. На основе этих плановых заданий автотранспортные предприятия и организации разрабатывали и утверждали свои транспортно-финансовые планы110.

Таким образом, договоры о транспортно-экспедиционном обслуживании приобретали плановый характер, а их заключение становилось обязательным как для автотранспортных организаций, так и для их клиентов – грузоотправителей и грузополучателей. Автотранспортная организация после получения от вышестоящей организации утвержденных плановых заданий по транспортно-экспедиционному обслуживанию была обязана в десятидневный срок выслать грузоотправителю (грузополучателю) два экземпляра подписанного годового договора на централизованную перевозку грузов со станций железных дорог, из портов (пристаней), аэропортов и на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты, а грузоотправитель (грузополучатель) должен был подписать этот договор не позднее десяти дней с момента его получения и возвратить один экземпляр автотранспортной организации.

При наличии разногласий по договору грузоотправитель (грузополучатель) тем не менее был обязан подписать договор, составить протокол разногласий и направить его в двух экземплярах автотранспортной организации вместе с подписанным договором. В случае несогласия с замечаниями грузоотправителя (грузополучателя), указанными в протоколе разногласий, автотранспортная организация была обязана рассмотреть указанные разногласия совместно с грузоотправителем (грузополучателем). Для этого автотранспортная организация должна была известить грузоотправителя в десятидневный срок после получения протокола разногласий. При этом, если автотранспортная организация в указанный срок не назначала дату совместного рассмотрения разногласий, предложения грузоотправителя (грузополучателя) считались принятыми, а договор (в соответствующей части) признавался вступившим в силу в редакции последнего. Если же в ходе согласования разногласий оставались не урегулированными сторонами отдельные условия договора, спор об этих условиях договора передавался автотранспортной организацией на разрешение соответствующего государственного арбитража в десятидневный срок после рассмотрения разногласий сторон. В случае непередачи автотранспортной организацией неурегулированных разногласий на рассмотрение государственного арбитража спорные условия договора считались вступившими в силу в редакции грузоотправителя (грузополучателя)111.

Надо заметить, что в то время государственные арбитражи при рассмотрении преддоговорных споров по договорам централизованной перевозки грузов, возникающих между автотранспортными организациями и грузоотправителями (грузополучателями), занимали активную позицию и помимо собственно разрешения неурегулированных разногласий сторон были вправе по своей инициативе исправлять текст договора в целях приведения его в соответствие с законодательством. Например, в инструктивных указаниях Государственного арбитража РСФСР от 20 октября 1983 г. N И-2/7 “О рассмотрении споров, связанных с транспортно-экспедиционным обслуживанием грузоотправителей и грузополучателей автомобильным транспортом” (п. 3) говорилось о том, что государственные арбитражи при разрешении соответствующих споров должны по своей инициативе исключать из договоров любые условия, направленные на необоснованное ограничение обязанности автотранспортных организаций по выполнению транспортно-экспедиционных операций и услуг, которые в соответствии с Правилами транспортно-экспедиционного обслуживания предприятий, организаций и учреждений в РСФСР входят в перечень обязательных операций и услуг, выполняемых автотранспортными организациями при централизованных перевозках грузов.

Однако существовавшая ранее система правового регулирования порядка заключения договоров, связанных с транспортно-экспедиционным обслуживанием, основанная на императивных правилах, детально регламентировавших как действия сторон при заключении договоров, так и их содержание, с принятием Гражданского кодекса Российской Федерации ушла в прошлое.

В настоящее время в силу отсутствия в главе 41 ГК РФ специальных правил о заключении договора транспортной экспедиции порядок заключения этого договора должен определяться исходя из общих положений о заключении гражданско-правовых договоров (гл. 28 ГК РФ). Согласно статье 432 ГК РФ договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной и считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Как известно, к существенным условиям всякого договора относятся условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Кроме того, как уже отмечалось, договор транспортной экспедиции должен быть заключен в простой письменной форме. Следовательно, он может быть заключен не только путем составления одного документа и подписания его сторонами, но также и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Применительно к договору транспортной экспедиции законодателем не определен перечень его условий, признаваемых существенными условиями данного договора. Поэтому можно говорить как о существенных лишь об условиях данного договора, предусматривающих действия сторон, составляющие предмет договора транспортной экспедиции, а также о тех условиях, в отношении которых одной из сторон сделано заявление о необходимости достичь соглашения. В частности, сторонами должны быть включены в договор транспортной экспедиции условия о конкретных услугах, связанных с перевозкой груза, выполнение которых (или организация их выполнения) возлагается на экспедитора, порядок возмещения клиентом расходов, понесенных экспедитором в связи с выполнением этих услуг, размер и порядок выплаты вознаграждения экспедитору за услуги, оказываемые клиенту. Правда, последнее условие (о вознаграждении экспедитора) относится к так называемым определимым существенным условиям договора и его отсутствие в тексте конкретного договора транспортной экспедиции может быть компенсировано применением общего правила об определении цены по возмездному договору, содержащегося в пункте 3 статьи 424 ГК РФ: в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы и услуги. Во всяком случае, договор транспортной экспедиции, не содержащий условия о размере вознаграждения, подлежащего уплате экспедитору, не может быть признан незаключенным по мотиву отсутствия соглашения сторон по этому существенному условию договора.

Для классификации правоотношений сторон в качестве договора транспортной экспедиции необходимо констатировать не только то обстоятельство, что между сторонами достигнуто соответствующее соглашение в простой письменной форме (в том числе путем обмена письмами, телеграммами и т.п. или путем акцепта письменной оферты конклюдентными действиями) по всем существенным условиям договора транспортной экспедиции. Следует принимать во внимание и цель данного договора (обеспечение перевозки груза), а также соблюдение требований, предъявляемых к субъектному составу договора транспортной экспедиции. Иллюстрацией к сказанному может служить следующий пример из судебно-арбитражной практики.

 

Строительная организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества денежной суммы в размере уплаченных железной дороге за ответчика железнодорожных тарифов за перевозку грузов акционерного общества с начислением на указанную сумму процентов годовых за пользование чужими денежными средствами. В обоснование иска строительная организация ссылалась на то, что между сторонами сложились договорные отношения по транспортной экспедиции, поскольку оплата перевозок грузов осуществлялась на основании письменных заявок акционерного общества, которые должны быть признаны офертой, а действия строительной организации по уплате соответствующих сумм – акцептом (конклюдентные действия). Таким образом, ответчику на основе заключенного договора были оказаны услуги, связанные с перевозкой его грузов.

При рассмотрении дела выяснилось, что истцом была произведена уплата железной дороге тарифа за перевозки грузов по пяти железнодорожным накладным, грузоотправителем по которым выступал ответчик. Суд констатировал, что в соответствии со статьей 81 Транспортного устава железных дорог Российской Федерации плата за перевозки грузов может вноситься экспедиторами, выступающими от имени грузоотправителей или грузополучателей. Однако арбитражный суд признал, что в материалах дела отсутствуют доказательства заключения между сторонами договора транспортной экспедиции и в связи с этим требования истца не могут быть квалифицированы как требования экспедитора о возмещении ему расходов, понесенных при исполнении транспортно-экспедиционных обязательств, что выдвигалось истцом в качестве предмета предъявленного им иска. В результате в удовлетворении исковых требований было отказано112.

 

———————————————————————————

110 См., напр.: Андреев В.К. Указ. соч. С. 3–31.

111 См.: Правила перевозок грузов автомобильным транспортом. М.: Транспорт, 1984. С. 4, 103.

112 См.: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29.01.01 N А28-4140/00-197/8 // Справочная правовая система “Гарант”

 

5. Предмет договора транспортной экспедиции

 

В современной юридической литературе складывается представление о предмете договора транспортной экспедиции как о совокупности оказываемых экспедитором услуг, связанных с перевозкой груза. Например, В.Т. Смирнов и Д.А. Медведев пишут: “Предметом договора транспортной экспедиции являются услуги, связанные с перевозкой груза. Такие услуги могут быть весьма различными. Они делятся на основные (по организации перевозок, включая заключение договора перевозки) и дополнительные, которые могут охватывать любые вопросы, касающиеся транспортировки груза. Договор может быть заключен на полное или частичное транспортно-экспедиционное обслуживание. При полном обслуживании экспедитор принимает на себя выполнение всех операций, в том числе доставку от склада отправителя на склад получателя (“от склада до склада”). При частичном обслуживании он выполняет все или часть операций, связанных с отправлением или получением груза. И в том и в другом случае к основным услугам могут быть добавлены дополнительные”113.

Г.П Савичев полагает, что предмет договора транспортной экспедиции “обусловлен теми функциями, которые выполняет экспедитор в процессе перемещения грузов клиента. При выполнении этих функций экспедитор уполномочен совершать юридические действия: заключать от своего имени или от имени клиента договор перевозки; осуществлять отправку и получение груза; заниматься раскредитацией транспортных документов; производить оплату услуг перевозчика; принимать на себя правовое обеспечение интересов клиента, а также производить операции вспомогательного характера. К их числу можно отнести, в частности, упаковку груза, его погрузку и разгрузку, складирование и т.п.”114. При этом Г.П. Савичев подчеркивает направленность всех услуг экспедитора независимо от их характера “на организацию перевозочного процесса, призванную способствовать выполнению договора перевозки груза”. В связи с этим предмет договора транспортной экспедиции определяется Г.П. Савичевым как “совокупность юридических действий и вспомогательных операций, направленных на организацию перевозки груза и способствующих надлежащему выполнению договора перевозки этого груза”115.

В.А. Егиазаров указывает: “Предметом договора транспортной экспедиции являются услуги, связанные с перевозкой груза. Услуги, оказываемые экспедитором, могут быть основными и дополнительными. Как правило, это определяется договором, заключенным между экспедитором и клиентом”116. При этом В.А. Егиазаров обращает внимание на то, что определенные требования к транспортно-экспедиционным услугам предъявляются также нормативными актами, которые должны соблюдаться сторонами договора транспортной экспедиции, и приводит в качестве примера Государственный стандарт Российской Федерации “Экспедиторские услуги на железнодорожном транспорте” (ГОСТ Р 51133-98), утвержденный постановлением Госстандарта России от 23 января 1998 г N 14117. Указанным государственным стандартом предусмотрены перечни основных и дополнительных услуг, предоставляемых экспедиторами на железнодорожном транспорте. В частности, к числу основных отнесены: услуги по оформлению документов, сдаче и получению груза (заполнение транспортной железнодорожной накладной и комплекта перевозочных документов; оформление переадресовки грузов; предъявление грузов к перевозке; выдача грузов на станциях назначения); услуги по завозу-вывозу грузов (доставка грузов от склада грузоотправителя до железнодорожной станции и от станции до склада грузополучателя автомобильным транспортом); услуги по погрузочно-разгрузочным и складским работам (погрузка и выгрузка железнодорожного состава и автомобильного транспорта; сортировка грузов, комплектование отправок; погрузка грузов в контейнеры и выгрузка из них и т.п.); информационные услуги (уведомление грузополучателей об отправке грузов в их адрес; уведомление о продвижении грузов и подходе их к станции назначения; слежение за продвижением груза от станции отправления до станции назначения; уведомление грузоотправителя о выдаче груза грузополучателю и т.п.); услуги по страхованию грузов (подготовка к заключению договора страхования грузов; уплата страховых взносов; оформление документов при наступлении страхового случая и т.п.); платежно-финансовые услуги (оформление и уплата провозных платежей, сборов и штрафов; проведение расчетных операций за перевозку грузов с отдельными станциями, портами и пристанями).

В круг дополнительных услуг, которые могут быть предусмотрены договором транспортной экспедиции, действующим в сфере железнодорожного транспорта, согласно названному государственному стандарту включены следующие услуги: получение требующихся для экспорта или импорта документов; выполнение таможенных и иных формальностей; проверка количества и состояния груза; погрузка и выгрузка груза; уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента; хранение груза, его получение в пункте назначения; выполнение иных операций и услуг.

В.А. Егиазаров подчеркивает, что “оказание подобных услуг (как основных, так и дополнительных) может осуществляться также перевозчиком в тех случаях, когда обязанности экспедитора исполняются самим перевозчиком в соответствии с договором, заключенным между ним и грузоотправителем, грузополучателем”118.

Если обратиться к юридической литературе советского периода, то там также можно встретить аналогичные взгляды на предмет договора транспортной экспедиции, понимаемый как совокупность операций и услуг, выполняемых экспедитором. Причем указанные услуги обычно дифференцировались на юридические действия и операции производственного характера, которые подвергались детальному анализу. Например, Х.И. Шварц по этому поводу указывал: “Юридические действия экспедитора по приему и сдаче грузов связаны с такими операциями, как осмотр подвижного состава, осмотр груза, тары и пломб, проверка маркировки груза и провозных документов, оформление перевозочных документов, раскредитование документов на прибывший груз, составление товарно-транспортных накладных, оформление пропусков на вывоз грузов с грузового двора станции, составление железнодорожных накладных на складе клиента, визирование железнодорожных накладных, получение от железнодорожных станций квитанций на отправленный груз, доставка этих квитанций клиенту”119 К категории расчетных операций, совершаемых экспедитором (которые также представляют собой юридические действия экспедитора), Х.И. Шварц относил действия по уплате за клиента провозных платежей и сборов железнодорожному и иным видам транспорта и выставлению счетов клиенту в целях возмещения расходов, понесенных экспедитором, и получения вознаграждения за оказанные услуги. Среди юридических действий экспедитора Х.И. Шварцем выделялись также действия по правовому обеспечению интересов клиентуры, по сопровождению грузов, а также информационные услуги, оказываемые клиентам120.

Что касается операций производственного характера, то, по мнению Х.И. Шварца, они сводились к выполнению погрузочно-разгрузочных работ (или организации их выполнения); производству таких технических операций, как складирование грузов, их хранение, подвеска бирок, маркировка грузов; надлежащей упаковке грузов и их креплению в подвижном составе, а также осуществлению проверки веса и состояния экспедируемого груза121.

Некоторым своеобразием отличалась позиция О.С. Иоффе, который полагал, что предмет договора транспортной экспедиции составляют два объекта: материальный и юридический. По этому поводу он писал следующее: “Материальным объектом договора экспедиции являются грузы, обрабатываемые экспедитором. Но они составляют и материальный объект договора перевозки. Поэтому специфика экспедиции воплощается не в ее материальном, а в юридическом объекте – тех операциях, которые относительно груза обязан совершить экспедитор”122. К числу таких операций О.С. Иоффе относил подготовку груза к перевозке, оформление перевозки, доставку груза, его погрузку и выгрузку, таможенные операции, информационную деятельность. При этом он подчеркивал, что “не все перечисленные операции должны обязательно составлять юридический объект каждого из экспедиционных договоров. Но любой договор включает хотя бы какую-то их часть, причем обязательно те, которые опосредствуют связь клиентуры с транспортом”123.

Особое место в системе экспедиционных договоров (с точки зрения предмета вытекающих из них обязательств) О.С. Иоффе отводил договорам транспортной экспедиции “с таким юридическим объектом, как организация перевозок грузов в контейнерах (контейнерные перевозки). На основе этих договоров, – подчеркивал О.С. Иоффе, – экспедитор предоставляет клиенту контейнеры и нередко принимает на себя обязанность доставить их с грузом со склада отправителя на склад получателя через посредство железнодорожного транспорта. В результате контейнерные перевозки зачастую и осуществляются в форме полного экспедиционного обслуживания”124.

В позиции О.С. Иоффе относительно предмета договора транспортной экспедиции обнаруживается определенная системная непоследовательность. Дело в том, что О.С. Иоффе выступал в свое время сторонником разграничения обязательств подряда и обязательств по оказанию услуг. Причем в качестве основной отличительной черты последних признавалось отсутствие овеществленного результата. В другом месте цитируемой работы О.С. Иоффе мы находим следующий вывод: “В обязательствах по производству работ одному из контрагентов поручается достижение определенного материального результата. Если он не достигнут, обязательство считается невыполненным, хотя бы обязанное лицо и делало все необходимое для его достижения… В обязательствах по оказанию услуг один из контрагентов поручает другому ведение определенного дела, не связанного с созданием материального результата, а направленного на достижение различных иных эффектов. Поэтому, если порученное дело ведется должным образом, считается, что контрагент выполняет принятое на себя обязательство, хотя бы ожидаемый эффект и не наступил”125.

Несмотря на то что договор транспортной экспедиции – один из типичных договоров, относящихся к обязательствам по оказанию услуг, цель которого по определению не может состоять в получении овеществленного результата, а состоит в эффекте обеспечения перевозки груза, О.С. Иоффе включил в его предмет в качестве одного из двух элементов “материальный объект” – груз. Видимо, тем самым подчеркивался обязательный признак экспедиционных услуг, а именно их непременная связь с перевозкой груза. Однако сам перевозимый груз, на наш взгляд, не может служить составной частью предмета транспортно-экспедиционных обязательств (“материальным объектом”), как обязательств по оказанию услуг, не преследующих цель получения овеществленного результата.

Указанная непоследовательность взглядов О.С. Иоффе отмечается М.И. Брагинским применительно к разграничению обязательств подряда и оказания услуг. Как пишет М.И. Брагинский, “несоответствие проявилось и при решении конкретного вопроса: к какому виду договоров следует отнести отношения, связанные с погрузочно-разгрузочными работами? Называя различные варианты подряда, О.С. Иоффе в качестве примера включил сюда и данные работы. И все же это не помешало ему одновременно обозначить в составе договоров на оказание услуг “экспедицию”, которая, как отмечал сам же автор, имеет своим основным элементом “доставку, погрузку и выгрузку товаров”, т.е. именно и только то, что автор считал необходимым признаком подряда”126.

Рассуждая о предмете договора транспортной экспедиции, не следует забывать о его двустороннем и взаимном характере. Данное обстоятельство предопределяет необходимость включения в предмет этого договора не только действий экспедитора по выполнению или организации выполнения соответствующих услуг, связанных с перевозкой груза, но и действия клиента по возмещению экспедитору понесенных им расходов (он ведь исполняет свои обязательства “за счет другой стороны”), а также по уплате экспедитору причитающегося ему вознаграждения.

Представляется также, что необходимо вести речь о различных вариантах предмета договора, которые дают разные модели (виды) договора транспортной экспедиции. В самом деле, нельзя не видеть разницы между договорами транспортной экспедиции, когда в одном случае экспедитор принимает на себя обязательство организовать перевозку груза и в этих целях ему предоставляются правомочия заключать сделки и совершать иные, как юридические, так и фактические, действия, а в другом – обязательство экспедитора сводится к сопровождению груза, доставляемого на основании договора перевозки, заключенного автотранспортной организацией непосредственно с клиентом, на станцию железной дороги и сдаче его перевозчику от имени клиента и по его доверенности.

Предлагаемое в юридической литературе разграничение данных видов договора транспортной экспедиции лишь по количественному признаку (так называемое полное или частичное транспортно-экспедиционное обслуживание) представляет собой чисто механический подход, основанный на подсчете числа операций и услуг, выполняемых экспедитором. Такой подход не добавляет ничего к пониманию целей и сущности договора транспортной экспедиции и совершенно не учитывает качественных различий между этими разными видами договора транспортной экспедиции.

Кроме того, этот подход неверен и с точки зрения формальной логики: как может быть “полным” то, что не имеет пределов. В законодательстве отсутствует закрытый перечень транспортно-экспедиционных услуг, которые могут выполняться экспедитором, а “услуг, связанных с перевозкой груза” (п. 1 ст. 801 ГК РФ) на различных видах транспорта может быть великое множество. Причем характер и перечень таких возможных услуг подвержены постоянному изменению в связи с техническим прогрессом в области транспортировки грузов.

К сожалению, действующий ГК РФ (гл. 41) не выделяет отдельные виды договора транспортной экспедиции и не обеспечивает их дифференцированное регулирование. Эта задача могла бы быть решена специальным законом о транспортно-экспедиционной деятельности, к которому отсылает Кодекс, но такой закон до настоящего времени не принят. С точки зрения надлежащего правового регулирования транспортно-экспедиционных обязательств положения, содержащиеся в главе 41 ГК РФ, могут рассматриваться лишь в качестве “вынесенных за скобки” общих правил, относящихся ко всем видам договора транспортной экспедиции, каждый из которых наряду с этим требует и детального специального регулирования. Таким образом, налицо пробел в законодательстве, который может быть заполнен инициативными условиями, включаемыми сторонами в конкретные договоры транспортной экспедиции. Задача же гражданско-правовой доктрины, как мы ее понимаем, в настоящее время состоит в том, чтобы попытаться выделить отдельные виды договора транспортной экспедиции и определить их квалифицирующие признаки, предмет и содержание.

 

———————————————————————————

113 Гражданское право: Учеб: Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 415.

114 Гражданское право: Учеб: В 2 т. Том II. Полутом 2 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 68.

115 Там же.

116 Егиазаров В.А. Указ. соч. С. 171.

117 Там же.

118 Егиазаров В.А. Указ. соч. С 171–173.

119 Шварц Х.И. Указ. соч. С. 154.

120 См.: Там же.

121 См.: Шварц Х.И. Указ. соч. С. 154–155.

122 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 548.

123 Там же. С. 549.

124 Там же.

125 Там же. С. 489.

126 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 205.

 

 

 

6. Виды договора транспортной экспедиции

 

Как отмечалось ранее, в практической деятельности экспедиторских и транспортных организаций должны использоваться различные модели договора транспортной экспедиции, отличающиеся между собой не присущим им набором услуг, оказываемых клиенту экспедитором, а конкретными целями каждого из видов договора транспортной экспедиции в рамках общей родовой цели транспортной экспедиции – обеспечение перевозки грузов, а также по предмету и содержанию обязательств. Помимо общей цели, различные виды договора транспортной экспедиции объединяются в одно родовое понятие “транспортная экспедиция” благодаря общей черте предмета обязательства, а именно: действия экспедитора по выполнению или организации выполнения услуг во всех случаях связаны с перевозкой груза.

Представляется, что выделение отдельных видов договора транспортной экспедиции должно осуществляться не в порядке научной классификации соответствующих правоотношений (предполагающей использование единого научного критерия классификации, принципа дихотомии и т.п.), а в целях определения тех договорных моделей транспортной экспедиции, которые нуждаются в дифференцированном специальном правовом регулировании. С этой точки зрения могут быть выделены следующие виды договора транспортной экспедиции.

 

Договор о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю

 

Квалифицирующим признаком для выделения этого вида договора транспортной экспедиции является особенность предмета договора, которая заключается в том, что экспедитор берет на себя обязательство обеспечить целиком весь транспортный процесс, связанный с перемещением груза, от принятия его от клиента и до выдачи в пункте назначения получателю или иному управомоченному на получение груза лицу. В ГК РФ данная договорная модель договора транспортной экспедиции выражена положением о том, что договором транспортной экспедиции могут быть предусмотрены обязанности экспедитора организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом (п. 1 ст. 801).

Конкретной целью договора о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю (с точки зрения клиента) является освобождение клиента от всех обязанностей, связанных с необходимостью доставки груза в пункт назначения. При этом в роли клиента могут выступать как грузоотправитель (что очевидно), так и грузополучатель, который с помощью этого вида договора транспортной экспедиции, например, может обеспечить выполнение своего обязательства, вытекающего из договора купли-продажи или поставки, по выборке товаров в месте нахождения продавца (поставщика).

Очевидно, что применительно к договору о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю могут иметь место два варианта предмета договора, а следовательно, и две его разновидности.

Во-первых, экспедитор, располагая собственными транспортными средствами, скажем грузовыми автомобилями, может, приняв груз от клиента, осуществить его транспортировку в пункт назначения и обеспечить его выдачу получателю. В этом случае перевозка груза не является самостоятельным обязательством, поскольку при таком подходе грузоотправитель и перевозчик совпадают в одном лице (экспедитор), а представляет собой лишь один из элементов обязательства экспедитора, вытекающего из договора о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю. В качестве одного из следствий такой структуры обязательства будет являться то, что за неисполнение или ненадлежащее его исполнение, в том числе и в части перевозки экспедируемого груза, экспедитор во всех случаях несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются общими положениями о гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств (гл 25 ГК РФ). Специальное правило о том, что нарушение обязательства по транспортной экспедиции, вызванное ненадлежащим исполнением договоров перевозки, влечет ответственность экспедитора перед клиентом, определяемую по нормам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (ст. 803 ГК РФ), не будет подлежать применению к правоотношениям сторон, вытекающим из такого договора.

Во-вторых, договором может быть предусмотрено, что исполнение обязательства экспедитором по организации перевозки груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, должно осуществляться не путем фактической доставки груза в пункт назначения силами самого экспедитора, а посредством заключения последним договоров перевозки с перевозчиками, соответствующими условию договора транспортной экспедиции о транспорте и маршруте, избранных экспедитором или клиентом.

В этом случае в роли клиента также могут выступать как грузоотправитель, так и грузополучатель, а исполнение обязательства экспедитором должно начинаться с принятия груза от клиента.

Особенностью этой договорной модели транспортной экспедиции является то, что в обязанности экспедитора непременно входит заключение от своего имени необходимых договоров перевозки для доставки груза в пункт назначения, а также иных сделок, обеспечивающих доставку и сдачу груза перевозчику, принятие груза от перевозчика в пункте назначения (если по характеру правоотношений эта обязанность не лежит на получателе груза) и выдачу его получателю. Таким образом, при этом варианте транспортно-экспедиционных обязательств предполагается привлечение экспедитором к исполнению своих обязанностей третьих лиц. В частности, исполнение обязательства (в определенной части) может быть возложено экспедитором на другую экспедиторскую организацию, скажем действующую в месте нахождения груза. Однако для клиента по данной модели договора транспортной экспедиции ситуация не изменяется в силу действия правила о том, что возложение экспедитором исполнения своего обязательства на третье лицо не освобождает его от ответственности перед клиентом за исполнение договора (ст. 805 ГК РФ). Правда, в этом случае появляется существенная особенность ответственности экспедитора: если он докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, его ответственность перед клиентом должна определяться по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (ст. 803 ГК РФ).

И еще одно обстоятельство. Представляется, что для этого варианта договора о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю должна быть исключена возможность заключения экспедитором договоров перевозки и иных сделок, обеспечивающих доставку груза получателю, от имени клиента, поскольку такая схема взаимоотношений клиента и экспедитора будет противоречить предмету обязательства (действия экспедитора по организации перевозки груза), вытекающему из данного договора, и его цели (освобождение грузоотправителя или грузополучателя от обязанностей по отправлению и приему грузов).

 

Договор о транспортно-экспедиционном обеспечении завоза (вывоза) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты

 

Сфера применения данного вида договора транспортной экспедиции – отношения, связанные с оказанием клиенту (грузоотправителю) со стороны экспедитора услуг по доставке груза до места нахождения перевозчика, на котором лежит обязанность по транспортировке груза в пункт назначения, и сдаче последнему груза для его перевозки, а также услуг по приему груза от перевозчика в пункте назначения и доставке его клиенту (грузополучателю).

В отличие от ранее рассмотренного договора о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю, обязательства по которому “поглощают” перевозку груза, являющуюся одним из элементов обязательства экспедитора (именно в этом проявляется связь экспедиционных услуг с перевозкой груза), обязательства, вытекающие из договора о транспортно-экспедиционном обеспечении завоза (вывоза) груза на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты, напротив, носят по отношению к договору перевозки груза вспомогательный характер и призваны обслуживать отдельные стадии транспортного процесса: этап доставки груза перевозчику и этап доставки груза от перевозчика до получателя.

Как видим, в качестве клиента по этой договорной модели также могут выступать как грузоотправитель, так и грузополучатель, заинтересованные в завозе или вывозе отправляемых или получаемых ими грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты или соответственно со станций железных дорог, из портов (пристаней) и аэропортов.

Применительно к данному договору также можно говорить о различных вариантах его предмета и содержания, а стало быть, и о различных разновидностях договора.

Во-первых, договором может быть предусмотрено, что экспедитор принимает груз от грузоотправителя, доставляет его на железнодорожную станцию, в порт (на пристань) или аэропорт и сдает соответствующему перевозчику для осуществления его перевозки. Предмет такого договора должен включать в себя действия экспедитора по принятию груза от клиента, транспортировке груза до места нахождения перевозчика с помощью собственных транспортных средств, заключению с последним договора перевозки и сдаче перевозчику груза для доставки в пункт назначения. Если же в качестве клиента выступает грузополучатель, то предмет договора должны составлять действия экспедитора по приему груза, поступившего в адрес клиента, от соответствующей транспортной организации-перевозчика, доставке его в место нахождения клиента и выдаче ему указанного груза.

Совершая юридические действия (заключение договора перевозки, оформление принятия груза от перевозчика и т.п.), экспедитор может выступать в отношениях с перевозчиком как от своего имени, так и от имени клиента на основании его доверенности. В последнем случае необходимая связь экспедиционных услуг, оказываемых клиенту со стороны экспедитора, с перевозкой груза будет носить фактический характер, поскольку в качестве грузоотправителя или грузополучателя в правоотношениях по перевозке груза выступает не экспедитор, а непосредственно клиент.

Что касается услуг экспедитора по перевозке груза до станции железной дороги, порта (пристани), аэропорта и со станции, из порта (пристани), аэропорта, то в рассматриваемом случае они не образуют самостоятельного обязательства по перевозке груза, а входят в качестве составного элемента в предмет обязательства на стороне экспедитора. Следовательно, при нарушении экспедитором своих обязательств, в том числе и в части перевозки груза, экспедитор не вправе требовать применения к нему ограниченной ответственности, предусмотренной в отношении перевозчика груза.

Во-вторых, одним из вариантов рассматриваемой договорной модели транспортной экспедиции может служить договор, по которому экспедитор принимает на себя обязанность организовать доставку груза от клиента до места нахождения перевозчика или вывоз груза со станции железной дороги, из порта (пристани), аэропорта и доставку его клиенту-грузополучателю. При этом варианте договора усложняется структура договорных связей, так как обязательство по перевозке груза до места нахождения перевозчика или от последнего до места нахождения клиента приобретает самостоятельный характер и должно быть оформлено договором перевозки груза, который экспедитор должен заключить с транспортной организацией от своего имени. В этом договоре перевозки экспедитор будет выполнять роль грузоотправителя, а перевозка груза может сочетаться с его транспортно-экспедиционным обслуживанием со стороны перевозчика (например, автотранспортной организации), что избавит первоначального (основного) экспедитора от выдачи груза его клиенту. Но если речь идет о доставке груза на станцию железной дороги, в порт (на пристань), в аэропорт, то обязанность по сдаче груза перевозчику и заключению договора перевозки должен выполнить сам экспедитор от своего имени или от имени клиента на основании доверенности последнего.

При этом варианте конструкции договора транспортной экспедиции имеет место возложение экспедитором исполнения своих обязательств на третье лицо – транспортную организацию, которая по договору перевозки, заключенному с экспедитором, берет на себя обязанности по доставке груза на железнодорожную станцию, в порт (на пристань), аэропорт либо от перевозчика получателю груза. Данное обстоятельство в силу статьи 805 ГК РФ не освобождает экспедитора от ответственности перед клиентом за исполнение договора.

 

Договор об отдельных транспортно-экспедиционных операциях и услугах

 

Договором транспортной экспедиции могут регулироваться правоотношения, связанные с оказанием клиенту лишь нескольких определенных транспортно-экспедиционных услуг, связанных с перевозкой груза. Например, на практике встречаются случаи, когда экспедиторские организации, имея собственные склады (или арендуя их) на прирельсовых участках железной дороги либо на территории порта, заключают с клиентами (грузоотправителями и грузополучателями) договоры транспортной экспедиции, по которым они принимают на себя обязанности по хранению грузов, отправляемых клиентами или поступающих в их адрес, подработке или сортировке указанных грузов, их погрузке и выгрузке в транспортные средства. Несмотря на то что подобные действия экспедиторских организаций носят фактический характер, они могут составить предмет договора транспортной экспедиции, поскольку, безусловно, связаны с договором перевозки.

Число различных вариантов договора об отдельных транспортно-экспедиционных операциях и услугах не поддается определению, впрочем, так же, как и число различных возможных сочетаний самих транспортно-экспедиционных услуг. Экспедиторские организации могут специализироваться на погрузочно-разгрузочных операциях в сочетании с обеспечением проверки веса и количества отправляемых или получаемых грузов; на сопровождении грузов и их охране в пути следования; на оформлении перевозочных документов и осуществлении расчетных операций за счет средств клиентов и т.п.

Во всех подобных случаях договоры, заключаемые между экспедиторскими организациями и клиентами, столь разные по своему предмету и содержанию, должны признаваться договорами транспортной экспедиции, так как предмет всех указанных договоров составляет оказание клиенту со стороны экспедитора услуг, связанных с перевозкой груза. Практические последствия такой квалификации соответствующих правоотношений состоят в том, что эти правоотношения подпадают под действие норм о транспортной экспедиции, содержащихся в главе 41 ГК РФ, и, следовательно, не могут регулироваться общими положениями о договорах возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ).

 

Договор об организации транспортно-экспедиционного обслуживания

 

Всеми рассмотренными договорными моделями транспортной экспедиции могут регулироваться не только правоотношения, складывающиеся между клиентами и экспедиторами по поводу выполнения (организации выполнения) определенных операций и услуг в связи с перевозкой конкретной партии груза по отдельной отправке, но и правоотношения организационного характера, когда стороны договариваются об оказании экспедитором соответствующих услуг в течение определенного (как правило, длительного) периода в отношении всех партий грузов, отправляемых или получаемых клиентом. В этом случае указанные различные виды и разновидности договора транспортной экспедиции, не меняя своей видовой принадлежности, должны быть заключены в качестве организационного договора.

По аналогии с договором об организации перевозок грузов (ст. 798 ГК РФ) соответствующий договор может быть назван договором об организации транспортно-экспедиционного обслуживания и определен как договор, по которому одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента – грузоотправителя или грузополучателя) в течение всего срока действия договора выполнять или организовывать выполнение определенных договором транспортно-экспедиционных услуг, связанных с перевозкой груза. В договоре об организации транспортно-экспедиционного обслуживания могут быть заранее согласованы многие условия, касающиеся порядка выполнения экспедитором и клиентом своих обязательств применительно к конкретным партиям грузов, отправляемых (получаемых) клиентом, в частности: сроки и порядок подачи клиентом заявки о транспортно-экспедиционном обслуживании отправляемых (получаемых) грузов; место предъявления грузов экспедитору и порядок их приемки последним; типы и виды транспортных средств, которые могут использоваться экспедитором; порядок и сроки оформления перевозочных документов, а также представления экспедитором информации о ходе исполнения обязательств; правомочия экспедитора на совершение юридических действий от имени клиента и порядок выдачи доверенностей; сроки и порядок возмещения экспедитору понесенных расходов, выплаты ему вознаграждения и размер вознаграждения и т.п.

При наличии между клиентом и экспедитором заключенного договора об организации транспортно-экспедиционного обслуживания выполнение или организация выполнения экспедитором определенных этим договором услуг в отношении конкретных партий грузов, отправляемых (получаемых) клиентом, а также возмещения последним экспедитору понесенных им расходов и уплаты ему вознаграждения должны рассматриваться в качестве действий сторон по исполнению обязательств, вытекающих из этого договора.

Как уже отмечалось, все имеющиеся виды и разновидности договора транспортной экспедиции могут заключаться в качестве организационного договора – договора об организации транспортно-экспедиционного обслуживания. Организационный характер договора наиболее адекватен такой модели транспортной экспедиции, как договор о транспортно-экспедиционном обеспечении завоза (вывоза) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты. В этом случае отношения экспедитора с соответствующими транспортными организациями, выступающими в роли перевозчиков грузов, отправляемых или получаемых клиентом, также могут строиться на долгосрочной основе: с каждым из таких перевозчиков экспедитором может быть заключен договор о централизованном завозе (вывозе) грузов соответственно на станцию железной дороги, в порт (на пристань) и аэропорт.

Весьма эффективным может оказаться договор именно организационного характера и в тех случаях, когда экспедитор принимает на себя обязанность по доставке груза в пункт назначения и выдаче его получателю, поскольку в этом случае экспедитор на постоянной основе может привлечь к исполнению этой своей обязанности иную экспедиторскую организацию, действующую в месте нахождения получателя грузов.

 

Обязательства перевозчика по транспортно-экспедиционному обслуживанию

 

Обязательства по транспортно-экспедиционному обслуживанию грузоотправителей и грузополучателей могут осуществляться не только специализированными экспедиторскими организациями в соответствии с договорами транспортной экспедиции, но и перевозчиком груза на основании договора перевозки. Такая возможность учитывается ГК РФ, предусматривающим распространение правил о транспортной экспедиции и на те случаи, когда в соответствии с договором обязанности экспедитора исполняются непосредственно перевозчиком груза (п. 2 ст. 801).

Некоторые сомнения относительно возможности осуществления перевозчиком обязательств по транспортной экспедиции возникают в отношении договора перевозки конкретного груза, заключение которого, как известно, подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной, а сам договор является реальным договором: обязательство перевозчика по доставке груза в пункт назначения и выдаче его грузополучателю возникает лишь с момента передачи ему груза с оформленной транспортной накладной (ст. 785 ГК РФ). Транспортная накладная, которая является формой договора перевозки, содержит определенный набор реквизитов, среди которых, как правило, не находится места для условий о транспортно-экспедиционном обслуживании. Тем более что и транспортные уставы, и кодексы (за исключением УАТ) не содержат каких-либо положений об обязанностях перевозчика по транспортно-экспедиционному обслуживанию грузоотправителей и грузополучателей.

Вместе с тем указанные сомнения могут быть развеяны с помощью положения, содержащегося в ГК РФ (п. 2 ст. 784), о том, что условия перевозок грузов отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное. Хотя транспортные уставы и кодексы не регулируют отношения, связанные с исполнением перевозчиком транспортно-экспедиционных операций и услуг, они также не содержат и запрета на заключение соглашений о возложении соответствующих обязанностей на перевозчика. Такое соглашение может быть заключено, например, между грузоотправителем и перевозчиком и по поводу экспедирования конкретной партии груза.

Кроме того, одним из видов договора перевозки, который находит широкое применение на воздушном, морском и внутренневодном транспорте, является договор фрахтования (чартер), по которому перевозчик (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю – грузоотправителю или грузополучателю) за плату всю или часть вместимости одного или нескольких транспортных средств на один или несколько рейсов для перевозки грузов, пассажиров и багажа (ст. 787 ГК РФ)127.

Чартер может содержать, в том числе, и согласованные сторонами условия о транспортно-экспедиционном обслуживании фрахтователя, поскольку стороны вольны помимо существенных условий данного договора (например, на морском транспорте – это название судна, указание на род и вид груза, размер фрахта, наименование места погрузки груза, а также наименование места назначения или направления судна) включить в текст чартера по обоюдному соглашению и иные условия и оговорки (ст. 120 КТМ). Следовательно, в этом случае для возложения на перевозчика дополнительной обязанности по выполнению определенных транспортно-экспедиционных услуг не требуется заключения отдельного специального соглашения.

Вместе с тем наиболее удобной формой согласования сторонами договора перевозки вопроса об исполнении перевозчиком груза обязанностей по транспортно-экспедиционному обслуживанию грузоотправителя (грузополучателя) является договор об организации перевозок грузов. В такой договор сторонами могут быть включены любые “условия организации перевозки” (ст. 798 ГК РФ). Заключение договоров об организации перевозок грузов допускается на всех видах транспорта, а вытекающие из них правоотношения регламентируются практически всеми транспортными уставами и кодексами128. Например, в соответствии со статьей 17 Транспортного устава железных дорог Российской Федерации (далее – ТУЖД) железные дороги и грузоотправители при систематическом осуществлении перевозок грузов могут заключать долгосрочные договоры об организации перевозок грузов, в которых определяются объемы, сроки и условия предоставления транспортных средств и предъявления грузов для перевозок, порядок расчетов, а также иные условия организации перевозок. В соответствии с указанными договорами железные дороги обязуются в установленные сроки принимать грузы в обусловленном объеме, грузоотправители обязуются предъявлять их для перевозок. В качестве “иных условий организации перевозок грузов” в такие договоры могут быть включены и условия о транспортно-экспедиционном обслуживании грузоотправителя (например, о хранении и накоплении грузов на складах железной дороги до нормы повагонной или маршрутной отправки, сортировка и упаковка грузов, предоставление информации о ходе выполнения перевозки грузов и т.п.).

Специальным образом урегулированы правоотношения, связанные с выполнением транспортно-экспедиционных операций и услуг организациями автомобильного транспорта при выполнении ими договоров перевозки грузов (статьи 124, 125 УАТ). Транспортно-экспедиционное обслуживание грузоотправителей и грузополучателей может осуществляться при перевозках грузов как в прямом автомобильном сообщении (погрузка-выгрузка грузов на автомобиль, сопровождение и охрана грузов, выдача их в пункте назначения получателю с обязательной проверкой веса и количества мест и т.п.), так и при централизованных перевозках грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани), аэропорты. Правда, в последнем случае (централизованные перевозки) договор, заключаемый с грузоотправителем (грузополучателем) скорее напоминает договор об организации транспортно-экспедиционного обслуживания, включающий в себя обязательство по доставке груза перевозчику, нежели договор перевозки груза.

Практическое значение возложения на перевозчика обязательства по транспортной экспедиции в том, что соответствующий договор перевозки приобретает черты смешанного договора (перевозка плюс транспортная экспедиция). Поэтому правоотношения, складывающиеся между грузоотправителем (грузополучателем) и перевозчиком по поводу транспортно-экспедиционных услуг, оказываемых перевозчиком, регулируются не нормами о договоре перевозки (гл. 40 ГК РФ), а правилами о договоре транспортной экспедиции (гл. 41 ГК РФ).

Данное обстоятельство особенно заметно в тех случаях, когда перевозчиком допускаются различные нарушения обязательств, вытекающих из такого договора, в части именно транспортно-экспедиционного обслуживания грузоотправителя (грузополучателя). При этих условиях перевозчик несет полную (а не ограниченную, как это имеет место в обязательствах по перевозке грузов) ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, к требованиям грузоотправителя (грузополучателя) применяется общий срок исковой давности (а не сокращенный), не применяются правила об обязательном претензионном порядке урегулирования спора и т.д.

 

———————————————————————————

127 См. также статью 104 Воздушного кодекса Российской Федерации; пункт 4 статьи 67 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации (далее – КВВТ); статьи 119–121 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации (далее – КТМ).

128 Исключение составляет Воздушный кодекс, который по непонятным причинам не содержит норм о договоре об организации перевозок грузов.

 

7. Содержание и исполнение договора транспортной экспедиции

 

Содержание конкретного договора транспортной экспедиции представляет собой совокупность всех его условий. Однако, учитывая, что, как правило, условия договора определяют права и обязанности сторон, обычно и само содержание договора сводят к предусмотренным им правам и обязанностям сторон.

Применительно к содержанию договора транспортной экспедиции, вернее, его идеальной модели, предусмотренной в ГК РФ (ст. 801), обнаруживается одна интересная особенность его правового регулирования: права и обязанности его сторон – экспедитора и клиента – определяются как бы на трех разных уровнях.

Во-первых, из самого определения договора транспортной экспедиции следует общая обязанность экспедитора выполнить или организовать выполнение предусмотренных договором услуг, связанных с перевозкой груза, а также общая обязанность клиента возместить экспедитору понесенные им расходы (так как услуги выполняются “за счет клиента”) и оплатить оказанные услуги (так как услуги выполняются экспедитором “за вознаграждение”).

Во-вторых, ГК РФ говорит о некоторых определенных обязанностях экспедитора, которые “могут быть предусмотрены” договором транспортной экспедиции, и относит к их числу следующие: организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом; заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза; обеспечить отправку и получение груза; другие обязанности, связанные с перевозкой.

В-третьих, в пункте 1 статьи 801 ГК РФ говорится и об иных обязанностях экспедитора, осуществление которых также “может быть предусмотрено” договором транспортной экспедиции “в качестве дополнительных услуг”, представляющих собой “необходимые для доставки груза операции”, а именно: получение требующихся для экспорта или импорта документов; выполнение таможенных и иных формальностей; проверка количества и состояния груза; погрузка и выгрузка; уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента; хранение груза; получение груза в пункте назначения; иные операции и услуги, предусмотренные договором.

Отмеченное весьма своеобразное правовое регулирование обязанностей экспедитора по договору транспортной экспедиции (а может, неудачное употребление законодателем в отношении их части понятия “дополнительные услуги”) породило в современной юридической литературе представление о том, что все обязанности экспедитора следует делить на “основные” и “дополнительные”. Так, В.Т. Смирновым и Д.А. Медведевым высказано мнение о том, что “можно выделить выполняемые им основные обязанности (операции, услуги), имеющие общее значение, и дополнительные обязанности, обусловленные индивидуальными особенностями конкретного договора. Содержание основных обязанностей предопределено самой сущностью договора. Они включают в себя следующие операции: а) организация перевозки груза определенным видом транспорта и по маршруту, выбранному клиентом или экспедитором; б) заключение договора перевозки груза от своего имени или от имени клиента; в) обеспечение отправки груза и его получения в согласованном месте; г) осуществление иных операций, непосредственно связанных с перевозкой…”129.

Как видно, в число “основных” обязанностей экспедитора по договору транспортной экспедиции в понимании названных авторов попали те, в отношении которых законодатель в пункте 1 статьи 801 ГК РФ не употребил термин “дополнительные услуги”. Однако можно ли указанные обязанности, перечень которых оставлен открытым (“другие обязанности, связанные с перевозкой”), считать основными и имеющими общее значение (надо понимать, для каждого из конкретных договоров транспортной экспедиции), в отличие от дополнительных обязанностей, обусловленных “индивидуальными особенностями конкретного договора”, если сам законодатель говорит о том, что указанные обязанности “могут быть предусмотрены договором транспортной экспедиции”?

Кроме того, очевидно, что названные обязанности экспедитора (“основные”) никак не могут иметь общего значения для договоров транспортной экспедиции по той причине, что они (каждая из них) предназначены для разных договорных моделей транспортной экспедиции и исключают друг друга. Трудно себе представить, например, договор транспортной экспедиции, по которому экспедитор взял бы на себя обязательство организовать перевозку груза определенным видом транспорта и по маршруту, выбранному им или клиентом (то есть принял бы на себя ответственность за весь в целом процесс транспортировки груза), и которым одновременно предусмотрена обязанность экспедитора по заключению договора перевозки, скажем, от имени клиента или по отправке груза.

В число же дополнительных обязанностей экспедитора, по мнению тех же В.Т. Смирнова и Д.А. Медведева, попали, естественно, те обязанности, которые обозначены в пункте 1 статьи 801 ГК РФ как “дополнительные услуги”: получение требующихся для экспорта и импорта документов, выполнение таможенных и иных формальностей, проверка количества и состояния груза, погрузка и выгрузка, хранение груза и т.п.130.

Представляется, что если и возводить какие-либо из обязанностей экспедитора в ранг “основных”, “общих” (в том смысле, что их присутствие в договоре обязательно для всякого договора транспортной экспедиции), то речь может идти только об абстрактной обязанности выполнить или организовать выполнение определенных договором услуг, связанных с перевозкой груза. Однако с точки зрения формальной логики выделение указанных “основных” обязанностей возможно лишь на основе их противопоставления “неосновным”, “дополнительным” обязанностям экспедитора. Такое противопоставление научно не корректно, поскольку в данном случае речь идет не об однопорядковых понятиях: конкретные обязанности и услуги, оказываемые (выполняемые) экспедитором, относятся к его обязанности выполнить или организовать выполнение предусмотренных договором услуг, связанных с перевозкой груза, как к роду и представляют собой содержательную детализацию общей обязанности экспедитора применительно к различным договорным моделям транспортной экспедиции.

Дифференциация конкретных обязанностей экспедитора, проведенная в пункте 1 статьи 801 ГК РФ, с выделением категории тех обязанностей, которые осуществляются “в качестве дополнительных услуг”, может быть объяснена лишь тем обстоятельством, что последние представляют собой не юридические действия экспедитора, а фактические (производственные, технические) операции, призванные обслуживать различные стадии транспортного процесса с учетом специфики осуществляемой перевозки груза. Поэтому включение в договор транспортной экспедиции указанных обязанностей не сопряжено с необходимостью определять в том же договоре, от чьего имени будет действовать экспедитор, выполняя эти обязанности: от своего или от имени клиента на основе доверенности последнего.

Выполнение экспедитором другой категории обязанностей, не обозначенных законодателем в качестве “дополнительных услуг”, в отличие от последних возможно лишь путем совершения экспедитором определенных юридических действий, а для этого он должен быть наделен соответствующими полномочиями либо непосредственно договором, когда он действует от своего имени, либо доверенностью, когда он действует от имени клиента.

Нам уже приходилось обращать внимание на то, что нормы о транспортной экспедиции, содержащиеся в главе 41 ГК РФ, по сути своей представляют собой лишь свод правил, “вынесенных за скобки” и являющихся общими для всякого конкретного договора транспортной экспедиции, что подчеркивается и самим законодателем, отсылающим к специальному закону о транспортно-экспедиционной деятельности, который (в случае его принятия) и должен определить круг основных обязанностей экспедитора применительно к различным вариантам транспортно-экспедиционной деятельности. Именно этим объясняется то обстоятельство, что в пункте 1 статьи 801 ГК РФ предусмотрен лишь примерный перечень наиболее типичных обязанностей экспедитора, который к тому же носит диспозитивный характер. Более определенный и конкретный круг обязанностей экспедитора может быть сформулирован применительно к различным договорным моделям транспортной экспедиции.

Так, для договора о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю, когда экспедитор берется организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, и обеспечивает доставку груза в пункт назначения собственным транспортом, круг иных обязанностей экспедитора может быть ограничен лишь принятием груза от клиента, его сопровождением и охраной в пути следования, обеспечением соблюдения маршрута и выдачей в пункте назначения грузополучателю. Если же указанный договор заключен на условиях привлечения иных перевозчиков, то он должен предусматривать следующий набор обязанностей экспедитора: принять груз от клиента; заключить от своего имени договоры перевозки с перевозчиками, соответствующими избранным сторонами видам транспортных средств и маршруту передвижения груза; обеспечить в пункте назначения принятие груза от последнего перевозчика, его доставку и выдачу получателю. Для исполнения последней обязанности экспедитор может привлечь иную экспедиторскую организацию, действующую в месте нахождения получателя груза, заключив с ней (от своего имени) соответствующий договор.

Договор о транспортно-экспедиционном обеспечении завоза (вывоза) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты предполагает выполнение экспедитором следующего круга обязанностей: принятие груза от клиента; погрузка его в автомобиль (если эта обязанность не возложена на клиента); доставка груза на станцию железной дороги, в порт (на пристань) или аэропорт; заключение договора перевозки с соответствующей транспортной организацией от своего имени или от имени клиента по его доверенности.

Если такой договор предусматривает обязанность экспедитора организовать выполнение услуг по завозу груза в место нахождения перевозчика, то к названным обязанностям экспедитора добавляется обязанность по заключению договора перевозки (от своего имени) с перевозчиком, который доставит груз на железнодорожную станцию, в порт (на пристань) или аэропорт.

В случаях, когда указанным договором регулируются отношения по вывозу грузов со станции железной дороги, из порта (пристани) или аэропорта, экспедитор выполняет следующие обязанности: принятие груза от соответствующей транспортной организации с соблюдением всех требований, предъявляемых соответствующим транспортным законодательством (от своего имени или от имени клиента на основе его доверенности); доставка груза или организация его доставки путем заключения договора перевозки с перевозчиком, например с автотранспортной организацией, от имени экспедитора в место нахождения получателя; выдача груза получателю с проверкой его количества или состояния.

Очевидно, что при всех вариантах этой договорной модели экспедитор может принять на себя и целый ряд иных обязанностей: временное хранение груза; его сортировка и упаковка; погрузочно-разгрузочные операции; оформление перевозочных документов; их доставка клиенту; осуществление контроля за движением груза и предоставление соответствующей информации клиенту; предъявление претензий и исков перевозчику и т.п.

В договорах об отдельных транспортно-экспедиционных операциях и услугах могут содержаться самые различные варианты набора обязанностей экспедиторов, диктуемые предусмотренными такими договорами операциями и услугами, выполняемыми экспедиторами, которые, в свою очередь, определяются в зависимости от специализации соответствующей экспедиторской организации.

 

Исполнение экспедитором своих обязанностей подчиняется общим правиламоб исполнении гражданско-правовых обязательств (гл. 22 ГК РФ). В главе 41 ГК РФ имеется лишь одно специальное положение, касающееся исполнения обязанностей экспедитором: если из договора транспортной экспедиции не следует, что экспедитор должен исполнить свои обязанности лично, экспедитор вправе привлечь к исполнению своих обязанностей других лиц. Возложение исполнения обязательства на третье лицо не освобождает экспедитора от ответственности перед клиентом за исполнение договора (ст. 805 ГК РФ). Но и это правило по своему существу не носит специального характера, поскольку при его отсутствии в главе 41 ГК РФ подлежали бы применению все те же общие положения: о том, что исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично (ст. 313 ГК РФ), а также о том, что должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо (ст. 403 ГК РФ).