Комментарий к части 2 ГК РФ для предпринимателей Глава 49. Поручение (ст. 971-979) Глава 50. Действия в чужом интересе без поручения (ст. 980-989)

Комментарий к части второй Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей

Глава 49.

Поручение (ст.

971-979)

 

Договор поручения оформляет одну из основных разновидностей обязательств по оказанию юридических услуг. В эту группу включаются и обязательства, возникающие из договоров комиссии, агентирования, доверительного управления имуществом и коммерческой концессии (франчайзинга). К ним примыкает также ряд обязательств, возникающих из договоров транспортной экспедиции и действий в чужом интересе без поручения. Особенностью всех этих отношений является выступление в них посредника — представителя, агента, комиссионера, доверительного управляющего и т. д., действующего либо от чужого, либо даже от собственного имени, но так или иначе в чужих интересах, то есть непосредственно или в конечном итоге создавая, изменяя или прекращая определенные права или обязанности для своего принципала (представляемого, комитента, учредителя и т. п.). К этому и сводится суть юридических услуг, позволяющих управомоченным или обязанным лицам достигать известного правового результата через посредство иных лиц.

Наиболее ярко специфика посреднических услуг видна в отношениях поручения. Предметом договора поручения является совершение одним лицом от имени другого только определенных юридических действий — сделок, где стороной становится представляемый, а не представитель, поскольку последний совершает эти сделки от имени представляемого, а не от своего собственного, заранее информируя об этом контрагентов (третьих лиц). Таким образом, смысл этой юридической услуги заключается в получении участником имущественного оборота возможности выступать в качестве стороны сделки через посредство специально уполномоченного (по данному договору) лица. Именно поэтому договор поручения называют договором о представительстве, а правила о договоре поручения тесно связаны с правилами о представительстве и доверенности (глава 10 ГК).

Представительство возможно не только в предпринимательских, но и в большинстве других гражданских правоотношений (за изъятиями, предусмотренными п. 4 ст. 182 Кодекса). Поэтому сторонами договора поручения могут быть любые дееспособные граждане и юридические лица, а также публично-правовые образования. Лишь для коммерческих представителей имеются ограничения — в их роли могут выступать только коммерческие организации или индивидуальные предприниматели.

Закон теперь прямо подчеркивает, что права и обязанности по сделке, совершенной поверенным (представителем), возникают непосредственно у доверителя (представляемого), минуя поверенного (п. 1 ст. 973 ГК). Иначе говоря, поверенный не становится участником сделки, совершенной (заключенной) им с третьим лицом от имени и в интересах своего доверителя. Таким образом, более четко выявлена особенность юридической природы этих отношений, не всегда удачно отражаемая в современном отечественном законодательстве. Так, в акционерном законодательстве и в законодательстве о ценных бумагах иногда указывается на представителя акционера или владельца ценной бумаги как на какую-то особую, самостоятельную фигуру, без должного учета того обстоятельства, что юридически действия поверенного являются действиями самого доверителя (представляемого) и в лице поверенного контрагенты (третьи лица) имеют дело с его доверителем.

При этом п. 2 ст. 971 ГК допускает заключение договора поручения как с указанием, так и без указания срока, в течение которого поверенный вправе, таким образом, действовать от имени доверителя. Однако полномочия поверенного по общему правилу все равно должны закрепляться в выдаваемой ему доверенности (п. 1 ст. 975), срок действия которой ограничен законом (п. 1 ст. 186), если только речь не идет о нотариальной доверенности, предназначенной для совершения действий за границей. Из этого видна необходимость специального (письменного) оформления договора поручения, заключенного без указания срока либо на срок, превышающий срок действия выданной в его исполнение доверенности. Оно не требуется в случаях совпадения сроков действия самого договора и выданной на его основании доверенности, ибо эта последняя всегда является бесспорным доказательством наличия договора.

Предмет договора поручения может конкретизироваться указаниями доверителя, касающимися, например, способов или порядка совершения соответствующих юридических действий, определения круга возможных контр-агентов по сделкам, заключаемым поверенным и т. п. Закон требует, чтобы такие указания были "правомерными, осуществимыми и конкретными" (п. 1 ст. 973 ГК), иначе они не будут связывать поверенного. Так, можно возложить на поверенного обязанность приобрести в собственность доверителя какую-либо вещь по цене, не превышающей известную сумму, однако от него нельзя потребовать приобретения такой вещи даром или у лица, неправомерно завладевшего ею (и потому иногда готового продать ее за символическую цену).

В обязанности поверенного входит личное исполнение данного ему поручения (передоверие возможно лишь в прямо предусмотренных законом случаях, поскольку доверитель управомочил на совершение юридических действий от своего имени только поверенного, но не других лиц). Кроме того, поверенный по требованию доверителя должен сообщать ему о ходе выполнения поручения, без промедления передавать все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения, и при необходимости представить отчет об исполнении поручения (ст. 974 ГК).

Доверитель, со своей стороны, обязан прежде всего уполномочить поверенного на совершение юридических действий от своего имени, выдав ему доверенность, а также возмещать поверенному издержки по исполнению поручения и обеспечивать его необходимыми для исполнения поручения средствами. По исполнении поручения он должен принять от поверенного все исполненное и уплатить вознаграждение, если договор был возмездным (ст. 975 ГК).

По общему правилу договор поручения, как и ранее, не предполагается возмездным. Уплата поверенному вознаграждения за совершение в интересах доверителя соответствующих действий должна быть предусмотрена законом, иными правовыми актами или договором. Если, однако, данный договор связан с осуществлением хотя бы одним из его участников предпринимательской деятельности (например, заключается коммерческой организацией для достижения целей ее деятельности), указанная презумпция меняется (п. 1 ст. 972). Здесь доверитель обязан уплатить поверенному вознаграждение, если только безвозмездный характер их отношений прямо не установлен договором поручения. При этом не будет иметь значение даже отсутствие точных указаний на размер вознаграждения или порядок его уплаты — в силу правила п. 3 ст. 424 Кодекса оно должно выплачиваться в сумме, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги. Иначе говоря, в возмездном договоре поручения размер вознаграждения перестает быть существенным условием (ср. абз. 2 п. 1 ст. 432). Такой подход проводится новым Кодексом применительно ко многим возмездным договорам и является отражением требований развитого имущественного оборота.

Поскольку доверитель лишен возможности постоянного контроля за действиями своего поверенного, но автоматически, в силу закона, становится стороной заключенных им сделок, необходима высокая степень доверия в их взаимоотношениях. Утрата доверия к своему партнеру любым из участников договора поручения должна влечь его прекращение. Поэтому отношения сторон данного договора носят лично-доверительный характер, наиболее ярко проявляющийся в возможности одностороннего отказа от его исполнения даже без указания причин (п. 2 ст. 977 ГК).

Иначе говоря, в изъятие из общих правил о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310) договор поручения может быть прекращен как отменой поручения доверителем, так и отказом поверенного, совершенными во всякое время (то есть в любой момент), причем соглашения об отказе от этой возможности объявлены ничтожными. Более того, по общему правилу в случае одностороннего отказа от договора одной стороны другая не имеет возможности потребовать возмещения убытков (пп. 2 и 3 ст. 978). Независимо от того, какая из сторон договора выступила инициатором его расторжения (и независимо от причины ее действий), доверитель должен возместить поверенному фактически понесенные в связи с исполнением поручения издержки и уплатить соответствующую часть вознаграждения за уже выполненную работу, если договор поручения носил возмездный характер.

Лично-доверительный характер отношений, складывающихся между сторонами данного договора, исключает и возможность правопреемства по их обязательствам, даже если наследник или опекун (попечитель) гражданина, являвшегося участником договора, либо правопреемник юридического лица контрагента выразят желание продолжить отношения поручения. В этом случае необходимо будет заключить новый договор между участниками. Наследники гражданина-поверенного или ликвидатор юридического лица, бывшего поверенным, должны известить доверителя о смерти гражданина или ликвидации юридического лица и передать доверителю его имущество, находившееся у поверенного (ст. 979 ГК).

Понятно значение обязанности поверенного лично исполнить данное ему поручение: ведь в результате его действий происходит возложение на представляемого прав и обязанностей по сделкам, которые непосредственно представляемый не заключал. При невозможности лично осуществлять такого рода действия поверенный может возложить исполнение своего поручения на другое лицо своего заместителя — только в двух случаях: когда он прямо уполномочен на это самим доверителем либо вынужден к этому силою обстоятельств для неотложной охраны интересов своего доверителя (п. 1 ст. 187, п. 1 ст. 976 ГК). Однако и в этих случаях за доверителем сохраняется возможность отвести избранного поверенным заместителя. Кроме того, поверенный отвечает перед своим доверителем за выбор заместителя (включая, следовательно, возмещение возможных убытков, причиненных обнаружившейся неудачностью этого выбора), если только сам доверитель не указал в договоре или в доверенности возможного заместителя и никакого выбора у поверенного не было.

На содержание правил о договоре поручения большое влияние оказал институт коммерческого представительства (ст. 184 ГК), впервые закрепленный новым гражданском законодательством. Его основными юридическими особенностями являются сфера действия (предпринимательской оборот), возмездный характер, возможность одновременного представления интересов двух разных лиц (что характерно, например, для брокеров или маклеров, совершающих биржевые сделки для своих клиентов), а также допустимость оформления представительских полномочий письменным договором, а не доверенностью. Все эти обстоятельства в полной мере учитываются правилами нового Кодекса.

Так, возмездный характер деятельности коммерческого представителя стал основой для признания за ним права на удержание за собой полученных для доверителя вещей в обеспечение своих требований по договору поручения (о возмещении понесенных издержек и обеспечении средствами, необходимыми для исполнения поручения, а также о выплате причитающегося вознаграждения) (п. 3 ст. 972, ст. 359). С учетом быстро меняющейся конъюнктуры рынка на коммерческого представителя нельзя во всех случаях возлагать ограничения возможности отступления от указаний доверителя, очевидно необходимые для обычных ситуаций представительства и традиционно изложенные в императивных предписаниях закона. Поэтому доверитель может теперь предоставить ему право отступать от своих указаний без предварительного запроса об этом и даже без последующего уведомления (п. 3 ст. 973 ГК).

С другой стороны, к коммерческому представителю как к профессиональному участнику оборота предъявляются повышенные требования. Так, в договорах поручения с участием коммерческого представителя односторонний (в том числе и безмотивный) отказ от договора может последовать лишь после обязательного уведомления об этом другой стороны не менее чем за 30 дней, если более длительный срок не предусмотрен договором поручения (п. 3 ст. 977 ГК). С учетом этого обстоятельства, в частности, следует применять нормы п. 2.6 Инструкции Минфина РФ от 6 июля 1992 года N 53 "О правилах совершения и регистрации сделок с ценными бумагами", касающиеся профессиональных участников фондового рынка и предусматривающие возможность одностороннего прекращения действия договора поручения на совершение сделок купли-продажи ценных бумаг. Лишь при реорганизации юридического лица — коммерческого представителя его доверитель по-прежнему вправе отменить свое поручение без предварительного уведомления, поскольку при реорганизации гражданский закон охраняет интересы кредиторов (контрагентов) этой организации.

Односторонний отказ коммерческого представителя от исполнения договора поручения хотя и является допустимым, но влечет для него обязанность возмещения доверителю всех причиненных этим убытков. Правда, и доверитель, односторонне отказывающийся от договора с коммерческим представителем, тоже обязан возместить ему причиненные этим убытки (ср. пп. 2 и 3 ст. 978 ГК). Таким способом законодатель значительно смягчает тяжесть неблагоприятных последствий одностороннего отказа от исполнения договора поручения в предпринимательском обороте, где этот договор во многих случаях фактически не имеет традиционного для отношений поручения лично-доверительного характера.

 

Глава 50. Действия в чужом интересе без поручения (ст. 980-989)

 

Институт действий в чужом интересе без поручения впервые был введен в российское законодательство ст. 118 Основ 1991 года. Данная статья объединяла принципиальные положения о двух достаточно различных институтах совершение сделок в интересах другого лица без его поручения, то есть ведение его дел без полномочий на это, что в значительной мере совпадало с правилом п. 4 ст. 28 Основ, предусматривавшим последствия совершения сделки от имени другого лица неуполномоченным лицом (ср. ст. 183 ГК РФ), и предотвращение угрозы ущерба имуществу других лиц без соответствующих полномочий. В первом случае речь обычно шла о выходе представителя за пределы своих полномочий, последствия которого традиционно регулировались в правилах об институте представительства. Во втором — о так называемых обязательствах из спасания чужого имущества (разновидности внедоговорных обязательств), возникающих в силу самого факта действий спасателя в интересах другого лица и без его согласия из-за неотложной необходимости и не обязательно приводивших к желаемому результату (спасению соответствующего имущества).

Иначе говоря, в одних случаях речь шла о сделках, так или иначе порождавших договорные обязательства, а в других — об обязательствах из "квазиделиктов", то есть об отношениях, порожденных возникновением имущественного вреда при отсутствии каких бы то ни было договорных обязательств. При этом в первом случае предметом правоотношений были юридические действия (сделки), а во втором — действия фактического порядка, не имевшие, как правило, юридической цели. В первой ситуации лицо, совершавшее соответствующие действия, стремилось к передаче прав и обязанностей другому лицу, а во второй — к возмещению причиненных ему убытков. Общим для них становится то обстоятельство, что во всех этих ситуациях одно лицо действовало в имущественных интересах другого лица, не имея на то его согласия.

Прежде всего, в Кодексе предпринята попытка уйти от известной искусственности объединения двух названных институтов. Речь идет не о "ведении чужих дел" (в рамки которых логически не всегда укладываются фактические действия по предотвращению угрозы ущерба чужому имуществу), а о "действиях в чужом интересе" (поскольку действия могут носить как юридический, так и фактический характер). В силу п. 1 ст. 980 ГК такого рода действия могут породить соответствующие юридические последствия (обязательства) только при наличии некоторых необходимых условий.

Во-первых, эти действия должны совершаться при отсутствии не только прямого поручения (оформленного договором или доверенностью), но и всякого иного (хотя бы и устного) указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица. Предполагается, что последнее не только не сделало какого бы то ни было волеизъявления по этому поводу, но в большинстве случаев даже и не знает о совершаемых в его интересах действиях. Если такое заинтересованное лицо присутствует при совершении указанных действий, его не нужно специально извещать о них, ибо предполагается, что это лицо выразит свое согласие или несогласие с ними (п. 2 ст. 981 ГК). Если оно одобрит эти действия хотя бы устно, узнав о них, то в силу прямого указания ст. 982 Кодекса будет считаться, что между ним и лицом, совершавшим в его интересах те или иные действия, возник соответствующий гражданско-правовой договор. Это может быть договор поручения (в силу которого на заинтересованное лицо перейдут права и обязанности по сделкам, заключенным ранее в его интересах), договор подряда (в силу которого заинтересованному лицу придется оплатить стоимость произведенных для него работ) и т. д.

Во-вторых, любые действия в чужом интересе должны производиться не по усмотрению совершающего их лица, а лишь в целях предотвращения вреда личности или имуществу заинтересованного лица, либо исполнения уже существующего у него обязательства (например, по уплате квартирной платы, налоговых и иных обязательных платежей за временно отсутствующего соседа), либо в иных его непротивоправных интересах.

Придание юридического (гражданско-правового) значения действиям по предотвращению вреда личности заинтересованного лица свидетельствует о существенном расширении сферы действия рассматриваемых обязательств. Теперь они вышли за рамки чисто имущественных отношений (как это предусматривалось ранее п. 2 ст. 118 Основ) и включают в себя обязательства по спасанию жизни или здоровья человека. Такого рода обязательств наше гражданское законодательство никогда не знало, хотя в юридической литературе на протяжении многих лет обосновывалась необходимость их законодательного признания. Появление их в новом Кодексе следует рассматривать как принципиальное новшество, свидетельствующее о значительном усилении гуманной направленности закона.

В-третьих, действия в чужом интересе, как указывает Кодекс, должны совершаться, исходя из очевидной выгоды или пользы заинтересованного лица, с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью и с возможным учетом его действительных или вероятных намерений. Такое лицо не должно быть, следовательно, поставлено перед необходимостью чрезмерных затрат, несоразмерных достигнутому результату, или, например, выполнения оспаривавшимся им обязательств. Действия в чужом интересе должны совершаться так, как их совершило бы либо могло совершить само заинтересованное лицо или по крайней мере заботливый и разумный участник гражданско-правовых отношений.

Поэтому закон и ориентирует на учет известных или вероятных намерений заинтересованного лица и, кроме того, требует его обязательного извещения о совершенных в его интересах действиях при первой же реальной возможности (п. 1 ст. 981 ГК). К тому же после этого сообщения необходимо выждать разумный срок для того, чтобы получить решение заинтересованного лица об одобрении или неодобрении таких действий и соответственно этому продолжать или прекратить их (если только ожидание не нанесет ему серьезного ущерба, учитывая прежде всего неотложную необходимость совершения указанных действий).

Таким образом, действия в чужом интересе, порождающие юридический результат в виде обязанности возмещения убытков, должны совершаться не по произвольному желанию любого лица, а лишь с соблюдением установленных законом требований. В ином случае они не получают признания закона и, следовательно, не влекут юридических последствий. Совершившее их лицо сможет в этом случае рассчитывать лишь на применение правил о неосновательном обогащении (глава 60 ГК). Правила о действиях в чужом интересе без поручения неприменимы также к действиям специализированных государственных и муниципальных организаций, совершающих их в силу своих уставных задач (п. 2 ст. 980 ГК): органов охраны правопорядка, пожарных частей, медицинских и ремонтных служб и т. п. Это означает, что они совершают такого рода действия и при отсутствии указанных выше условий, причем это обстоятельство не порождает обязанности возмещения вреда ни этим организациям, ни лицам, в интересах которых они действовали, поскольку такая деятельность носит не гражданско-правовой (частный), а публично-правовой характер и не является предметом гражданско-правового регулирования (ст. 2 ГК).

Особый случай предусмотрен п. 2 ст. 983, в котором речь идет об обязательствах по спасанию жизни граждан и об алиментных обязательствах по содержанию граждан. Соответствующие действия могут предприниматься и против воли спасаемых лиц (например, решивших покончить жизнь самоубийством) либо против воли тех, на ком лежит алиментная обязанность (поскольку исполнение такой обязанности связано, в свою очередь, с защитой интересов полностью или частично нетрудоспособных граждан). Очевидно, что позиция законодателя здесь в значительной мере определяется публичным интересом. По общему же правилу неодобрение заинтересованным лицом совершавшихся для него действий юридического или фактического порядка не влечет для него никаких юридических обязанностей в отношении последствий этих действий.

Содержание обязательства, возникшего в результате совершения действий в чужом интересе без поручения, состоит прежде всего в обязанности заинтересованного лица возместить лицу, совершившему такие действия, понесенные им расходы. При этом не имеет значения достижение предполагаемого положительного результата (что характерно для обязательств, возникающих из спасания жизни или чужого имущества).

Определяя размер возмещения, закон говорит о необходимости возмещения только реального ущерба (п. 1 ст. 984 ГК), исключая тем самым возможность принудительной компенсации упущенной выгоды. Это и понятно, поскольку совершавшее данные действия лицо преследовало цель помочь другому лицу, а не получить вследствие этого какую-либо выгоду. При спасании чужого имущества размер возможного возмещения во всяком случае не может превышать стоимость такого имущества, иначе искажается смысл самого обязательства, особенно в случаях, когда имущество все-таки не удалось спасти. Кроме того, при положительном результате действий, совершенных для заинтересованного лица, совершившее их лицо в силу ст. 985 ГК может претендовать также и на вознаграждение, но лишь в том случае, если оно прямо предусмотрено законом, соглашением с заинтересованным лицом или обычаями делового оборота (прежде всего, в сфере предпринимательских отношений).

Указанное обязательство касается лишь тех отношений, которые возникли до момента одобрения соответствующих действий заинтересованным лицом. После получения одобрения заинтересованного лица согласно ст. 982 Кодекса юридическая природа этих отношений меняется — они становятся договорными, а потому вопрос о компенсации убытков совершившего эти действия лица должен решаться по правилам о соответствующем договоре (п. 2 ст. 984).

Что касается последствий совершения сделки в чужом интересе неуполномоченным лицом, то в случае последующего одобрения этой сделки заинтересованным лицом оно и становится ее участником по правилам ст. 183 Кодекса. Поэтому в рассматриваемой главе регламентирован только порядок перехода к нему прав и обязанностей по сделке, который должен соответствовать общим правилам закона о переводе долга и об уступке права требования (ст. 382-388, 391 ГК). В частности, для перехода обязанностей по такой сделке требуется не только ее одобрение заинтересованным лицом, но и согласие другой стороны — кредитора, у которого меняется должник, если только этот кредитор уже в момент заключения сделки не знал или не должен был знать о заключении сделки в чужом интересе (ч. 1 ст. 986 ГК).

Если в результате совершения действий в чужом интересе заинтересованному лицу либо третьим лицам был причинен имущественный вред лицом, совершавшим такие действия, он также подлежит возмещению по общим правилам главы 59 ГК, посвященной обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Ясно, что, если действовавшее в чужом интересе лицо руководствовалось требованием закона о соблюдении необходимой по обстоятельствам дела заботливости и осмотрительности, оно будет освобождено от такой обязанности. В противном случае оно должно отвечать перед потерпевшими за неблагоприятный имущественный результат своих действий.

Наконец, действовавшее в чужом интересе лицо независимо от результата своих действий и их одобрения заинтересованным лицом обязано представить последнему отчет с указанием полученных доходов и понесенных расходов и иных убытков (ст. 989 ГК). Ведь оно вторглось в чужую имущественную сферу и потому должно проинформировать законного владельца о последствиях своего вмешательства. Следовательно, возникшее в результате совершения действий в чужом интересе без поручения обязательство не является односторонним — наряду с обязанностью возмещения реальных убытков совершавшему их лицу оно также влечет для последнего обязанность по представлению указанного отчета.

 

Комментарий к части второй Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей

(под общ. ред. Брагинского М. И.) — М.: Фонд "Правовая культура", 1996 г.