Постатейный комментарий к ГК РФ, части 2 Глава 51. Комиссия (ст. 990-1004)

Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй

(под ред.

Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина) — М.: Юрайт-Издат, 2004.

Глава 51. Комиссия

 

Статья 990. Договор комиссии

 

1. В ГК договор комиссии по существу определяется так же, как в ГК РСФСР и в п. 1 ст. 119 Основ гражданского законодательства. ГК исходит из того, что комиссия — это договор, содержание которого состоит в следующем: 1) одна сторона (комиссионер) выполняет поручение другой стороны (комитента), но выступает в гражданском обороте от своего имени; 2) комиссионер выполняет юридические действия, т.е. заключает одну или несколько сделок; 3) за услуги комиссионера выплачивается вознаграждение, т.е. такой договор всегда является возмездным; 4) по сделке, совершенной комиссионером с третьими лицами, права и обязанности приобретает сам комиссионер. Таким образом, хотя участники комиссионного правоотношения связаны единым обязательством, в нем различают внутренние и внешние отношения. Внутренние отношения комитента и комиссионера напоминают отношения между доверителем и поверенным в договоре поручения. Во внешних отношениях комиссионер действует от собственного имени, как если бы ему принадлежали осуществляемые права (например, право собственности на передаваемую по договору комиссии вещь, которую он передает покупателю по договору купли-продажи).

Обратите внимание!

* В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
* Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.

Поэтому для вас круглосуточно работают БЕСПЛАТНЫЕ эксперты-консультанты!

* Задайте вопрос через форму (внизу статьи), либо через онлайн-чат .

* Позвоните на горячую линию: Москва и Область - +7(499)350-80-34 Санкт-Петербург и область - +7(812)627-15-67

Договор комиссии оформляет одну из основных разновидностей обязательств по оказанию юридических услуг. Его предметом является совершение определенных юридических действий — сделок, стороной которых становится комиссионер, а не комитент, поскольку первый совершает эти действия от своего имени, приобретая права и обязанности в отношениях с третьими лицами. При этом комиссионер действует не за свой счет, а за счет комитента. В этом состоит основное отличие договора комиссии от договора поручения (см. ст. 971 и коммент. к ней) и агентского договора (см. ст. 1005 и коммент. к ней). Если договор поручения и в определенных случаях агентский договор представляют собой прямое представительство, то комиссия осуществляется на основе так называемого косвенного представительства. При этом следует иметь в виду, что комиссионер вправе совершать далеко не любые юридические действия в интересах комитента. Так, например, комиссионеру не может поручаться исполнение юридических действий, вытекающих из правоотношений комитента, регулируемых налоговым законодательством РФ и законодательством РФ о труде.

Зарубежным законодательством сходство договоров комиссии, поручения и агентского договора нередко расценивается как тождество. Так, ст. 94 Французского торгового кодекса определяет комиссионера как поверенного, а договор комиссии — как вид договора поручения в торговом обороте. Гражданский кодекс Италии (ст. 1731) рассматривает договор комиссии как поручение, связанное с покупкой или продажей имущества. В англо-саксонском праве договоры поручения и комиссии составляют единый агентский договор. Агент обычно действует от имени принципала, но может выступать и от собственного имени, т.е. как комиссионер. Следует отметить, что и в российском праве до введения в действие ГК правовое положение комиссионера, поверенного и агента нередко трактовалось как тождественное. В качестве примера такого понимания можно привести п. 16 гл. 3 "Участники рынка ценных бумаг" Положения о выпуске и обращении ценных бумаг на фондовых биржах в РСФСР от 28.12.91, который изложен в следующей редакции: "Деятельность посредника (финансового брокера) на рынке ценных бумаг — выполнение посреднических (агентских) функций при купле-продаже ценных бумаг за счет и по поручению клиента на основании договора комиссии или поручения".

В западных государствах договор комиссии часто опосредует различные банковские операции, предметом которых являются, прежде всего, ценные бумаги. В регулировании таких операций особое место занимают типовые договоры, разрабатываемые банками. Используется данная договорная форма и для купли-продажи товаров, фрахтования и других сделок, причем не только во внутренней, но и во внешней торговле, главным образом в качестве средства проникновения на рынки.

2. Пункт 2 комментируемой статьи является новеллой, имеющей ключевое значение для понимания сущности нового договорного права вообще и договора комиссии в частности. Эта норма свидетельствует о том, что принцип свободы договора (см. ст. 421 ГК) и волеизъявления сторон при его заключении многоаспектен. В соответствии с принципами действующего договорного права (ст. 1 ГК) стороны равноправны и свободны в формировании условий договора и, следовательно, в определении объема и содержания своих прав и обязанностей. Так, комиссионное обязательство может устанавливаться на определенный срок и без указания срока его действия, с указанием или без указания территории его исполнения, с обязательством комитента не предоставить третьим лицам право совершать в его интересах и за его счет сделки, совершение которых поручено комиссионеру, или без такого обязательства, с условием или без условия относительно ассортимента товаров, являющихся предметом комиссии. Определяя содержание комиссионного обязательства, стороны, однако, не вправе нарушать закон или нормы иных правовых актов.

3. В п. 3 комментируемой статьи указывается, что отдельные виды договора комиссии могут быть предусмотрены законом или иными правовыми актами. В то же время комментируемая статья в отличие от ст. 404 ГК РСФСР не содержит указания о некоторых конкретных видах договора, в частности о комиссии на продажу сельскохозяйственных продуктов и договоров, заключаемых комиссионными магазинами. Развитый торговый оборот невозможен без использования различных разновидностей договора комиссии. Во внешнеторговой практике широко используются, например, договоры комиссии, по которым комиссионер получает от комитента "эксклюзивное" право продажи его товаров на определенной территории. В соответствии с такой разновидностью договора комиссии, как договор консигнации, комитент-изготовитель передает товары на склад комиссионера-консигнатора, обязанного затем реализовать этот товар от своего имени.

Особенности комиссионной продажи непродовольственных товаров, принадлежащих гражданам, юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, установлены Правилами комиссионной торговли непродовольственными товарами, которые утверждены постановлением Правительства РФ от 06.06.98 N 569 (в ред. от 22.02.01)*(227).

Комиссионная торговля на товарных биржах должна осуществляться с учетом правил, содержащихся в Законе о биржах.

Обязательные условия договора комиссии по продаже заложенных в обеспечение кредита акций, принадлежащих Российской Федерации, были установлены, например, приложением N 3 к Указу Президента РФ от 31.08.95 N 889 "О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности" (в ред. от 21.10.02)*(228).

Договор комиссии конструируется комментируемой статьей как консенсуальная сделка.

В отличие от ГК РСФСР здесь отсутствует правило, относящееся к форме договора. Это означает, что если иное не предусмотрено конкретными законами или иными правовыми актами, то на договор комиссии распространяются общие правила о форме сделок.

 

Статья 991. Комиссионное вознаграждение

 

1. Чаще всего участниками гражданского оборота заключаются возмездные договоры (п. 1 ст. 423 ГК). К таким договорам относится и комиссия. Основная обязанность комитента — уплатить комиссионеру вознаграждение, составляющее цену договора, величина которой определяется его условиями. Помимо основной цены может быть предусмотрено дополнительное вознаграждение, которое выплачивается комиссионеру в случае принятия им на себя особого ручательства за третье лицо (делькредере).

На условиях делькредере обычно даются поручения по реализации товаров на внешних рынках в целях уменьшения предпринимательского риска. При этом комиссионер несет ответственность за любое нарушение со стороны третьего лица, за исключением случаев, когда такое нарушение обусловлено поведением комитента. Делькредере является разновидностью поручительства (см. ст. 361 ГК).

Западная практика долгое время признавала ответственность по делькредере основной, а ответственность третьего лица — субсидиарной. Таким образом, комитент мог принудить комиссионера к уплате причитающихся сумм до исполнения договора третьим лицом.

Несмотря на то, что условие о вознаграждении в комиссионном обязательстве является весьма важным, его отсутствие не влечет за собой возможности признания сделки недействительной. Отсылочная норма п. 1 комментируемой статьи и правило, закрепленное в п. 3 ст. 424 ГК, устанавливают, что в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за аналогичные услуги. Гражданским законодательством порядок определения рыночных цен не установлен, однако наиболее подробно принципы их определения для целей налогообложения изложены в ст. 40 НК.

Размеры и способы комиссионного вознаграждения, как правило, обусловливаются в самом договоре комиссии. Обычным является установление вознаграждения в форме определенного процента цены сделки, заключенной с третьими лицами. Размер вознаграждения может быть установлен также в твердой (фиксированной) сумме, не зависящей от цены совершенной комиссионером сделки, каким-либо способом, согласованным сторонами. Право на вознаграждение при отсутствии соглашения сторон об ином возникает в момент, когда заключенная комиссионером сделка начинает исполняться третьим лицом, например когда третье лицо уплачивает комиссионеру покупную цену (при продаже комиссионного товара) или поставляет товар (при покупке комиссионного товара) (_ 396 Торгового уложения ФРГ, ст. 432 Швейцарского обязательственного закона). Комиссионер вправе, однако, требовать вознаграждения и тогда, когда заключенная им с третьим лицом сделка не исполняется по вине комитента.

Договор комиссии является безусловно возмездным. Исключение из этого правила может вытекать из условий самого договора, если в нем предусмотрено, что комиссионер оказывает услуги безвозмездно. Тогда безвозмездность договора комиссии квалифицируется как признак договора дарения, поскольку обещание освободить кого-либо от имущественной обязанности признается договором дарения (п. 2 ст. 572 ГК). В этом случае заключенный договор комиссии следует рассматривать как смешанный, содержащий элементы договора дарения. Очевидно, что договор комиссии с таким условием не может быть заключен между юридическими лицами.

2. Комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение сделки, а также сохраняет право на комиссионное вознаграждение и на возмещение понесенных расходов, если договор комиссии не был исполнен не по вине комиссионера, а по причинам, зависящим от комитента. Здесь полностью воспроизводится предписание, содержавшееся в абз. 2 п. 1 ст. 119 Основ гражданского законодательства. В данном случае можно говорить о прекращении обязательства невозможностью исполнения, вызванной виновными действиями кредитора. Согласно п. 2 ст. 416 ГК в данном случае кредитор не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству. Кроме того, должник на общих основаниях вправе требовать от кредитора возмещения понесенных им убытков (см. ст. 15 ГК).

 

Статья 992. Исполнение комиссионного поручения

 

1. Положение, согласно которому комиссионер обязан исполнить принятое поручение на наиболее выгодных для комитента условиях, в принципе, не является новеллой. Аналогичное предписание содержалось в ГК РСФСР и в Основах гражданского законодательства. Вместе с тем в комментируемой статье есть и новое правило: комиссионер выполняет договор в соответствии с указаниями комитента, но когда таких указаний нет — в соответствии с обычаями делового оборота или иными, обычно предъявляемыми, требованиями. Появление этой нормы продиктовано необходимостью наиболее адекватной регламентации правоотношений сторон по договору в условиях перехода к рыночным отношениям. Теперь отсутствие указаний комитента в договоре не в состоянии парализовать выполнение комиссионером своего обязательства. Подобное отсутствие восполняется обычаями делового оборота, под которыми в соответствии со ст. 5 ГК понимаются "сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством".

ГК (в отличие от п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства и ст. 168 ГК РСФСР, говоривших об обычаях, как об "обычно предъявляемых требованиях") выделил "обычаи делового оборота", рассчитанные исключительно на предпринимательские отношения. При этом следует иметь в виду, что обычаи делового оборота не могут быть применены в том случае, если они противоречат обязательным для участников отношения положениям законодательства или договора.

2. В отличие от ГК РСФСР в ГК по-иному регламентируется порядок распределения выгоды, полученной комиссионером при совершении сделки на условиях более выгодных, чем те, которые указаны комитентом. Если ранее выгода полностью поступала комитету, то согласно комментируемой статье дополнительная выгода, полученная комиссионером по сравнению с ожидавшейся и указанной комитентом, при отсутствии специальной договоренности на этот счет в договоре, делится между комиссионером и комитентом поровну.

Появление этой новеллы объясняется тем, что в условиях рыночных отношений комиссионные поручения выполняют, как правило, предприниматели. Предпринимательская же деятельность, по определению, является "самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг" (п. 1 ст. 2 ГК). Таким образом, переход к комитенту всей прибыли, полученной комиссионером в результате добросовестного выполнения поручения, т.е. на условиях более выгодных, чем те, которые были указаны в договоре с комитентом, не соответствовал бы современным условиям коммерческого оборота и нарушал интересы предпринимателя. Кроме того, появление указанной выгоды обычно связано не только с действиями комиссионера, но и со сложившейся конъюнктурой спроса и предложения, в частности относительно товаров, отчуждаемых или приобретаемых комитентом.

Между тем на практике положение комментируемой статьи о порядке распределения выгоды нередко используется как "способ определения вознаграждения комиссионера". Очевидно, что такой подход является несостоятельным, поскольку с позиций ГК выгода комиссионера не является ни основным, ни дополнительным вознаграждением комиссионера. Такой вывод можно сделать на основании того, что нормы ГК о дополнительной выгоде выведены законодателем за рамки статьи о комиссионном вознаграждении и помещены в статью, посвященную надлежащему исполнению комиссионного поручения комиссионером. Получение дополнительной выгоды — это стимул, направленный на выполнение комиссионером поручения комитента на наиболее выгодных для него условиях, такая дополнительная выгода подлежит выплате наряду с комиссионным вознаграждением, а не вместо него.

 

Статья 993. Ответственность за неисполнение сделки, заключенной для комитента

 

1. Пункт 1 комментируемой статьи исходит из понятия вины как общего основания гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. По общему правилу, комиссионер отвечает за недействительность, но не за неисполнимость сделок, заключенных им с третьими лицами в интересах комитента. Освобождая комиссионера от ответственности за неисполнение третьими лицами своих обязательств по сделке, заключенной с ними комиссионером за счет комитента, комментируемая статья предусматривает два случая, когда наступает гражданско-правовая ответственность комиссионера. Первый — когда комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе третьего лица (например, заключил сделку с юридическим лицом, находящимся в стадии ликвидации или признанным неплатежеспособным), и второй — когда комиссионер принял на себя ручательство за исполнение сделки третьим лицом (делькредере). Указание на отсутствие в действиях комиссионера "необходимой осмотрительности" следует толковать как наличие в его действиях "умысла или неосторожности" и пренебрежение при выполнении комиссионного обязательства надлежащей "степенью заботливости и осмотрительности", которые в совокупности, согласно ст. 461 ГК, являются конституциирующими признаками гражданско-правового понятия вины.

2. В случаях, когда имеет место неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером за счет комитента, комментируемая статья возлагает на комиссионера обязанность немедленно известить об этом комитента и собрать необходимые доказательства.

Бремя доказывания отсутствия своей вины возлагается на лицо, допустившее нарушение обязательств (см. ч. 2 ст. 401 ГК). Отсюда следует, что комиссионер, не принявший на себя ручательство за исполнение сделки третьим лицом (делькредере) и проявивший необходимую осмотрительность в выборе третьего лица, тем не менее несет, по смыслу статьи, бремя доказывания отсутствия своей вины, несмотря на то, что часть 1 комментируемой статьи освобождает его в этих случаях от ответственности перед комитентом. Очевидно некоторое противоречие между положениями комментируемой статьи: с одной стороны, имеется общее положение об освобождении комиссионера от ответственности за неисполнение заключенной им сделки с третьим лицом, с другой стороны, на него возлагается бремя доказывания своей невиновности. По смыслу статьи не ясно также, какие "необходимые доказательства" обязан представить комиссионер: своей невиновности или вины третьего лица. По-видимому, имеются в виду доказательства, подтверждающие виновное неисполнение сделки третьим лицом.

В западном законодательстве комиссионер, проявивший надлежащую осмотрительность при выборе третьего лица, обычно не несет ответственности за неплатеж со стороны третьего лица, и также за неисполнение последним других обязательств по сделке, совершенной с ним комиссионером. Исключение из этого общего принципа делается для случаев, когда такая ответственность предусмотрена в договоре комиссии или вытекает из обычаев места нахождения предприятия комиссионера (_ 394 Торгового уложения ФРГ, абз. 1 ст. 403 Швейцарского обязательственного закона).

Комментируемая статья обязывает комиссионера по требованию комитента передать последнему все права по сделке с третьим лицом с соблюдением правил общегражданской цессии (ст. 382-386, 388, 389 ГК).

3. В случае неисполнения сделки третьим лицом, комиссионер обязан уступить комитенту все права, приобретенные комиссионером по сделке с третьим лицом, независимо от согласия последнего. Другими словами, даже если между комиссионером и третьим лицом имеется соглашение, запрещающее такую уступку, комментируемая статья допускает уступку прав комиссионером без согласия третьего лица. Закон однозначно встает на защиту прав комитента, возлагая на комиссионера бремя ответственности за соглашение с третьим лицом о запрете или ограничении уступки прав. Таким образом, если в соответствии с общим порядком перехода прав все риски, связанные с не уведомлением должника, несет новый кредитор (ч. 5 ст. 382 ГК), то, по смыслу п. 3 комментируемой статьи, в случае перемены лиц по комиссионному обязательству, при неисполнении сделки третьим лицом, такие риски неблагоприятных последствий несет первый кредитор, т.е. комиссионер, заключивший сделку от своего имени. В данном случае закон разрешает пренебречь соответствующим условием договора, сужая таким образом границы свободы договора (п. 4 ст. 421 ГК).

 

Статья 994. Субкомиссия

 

1. Как правило, поручение данное комитентом, комиссионер выполняет самостоятельно. Однако в некоторых случаях торговые предприятия-посредники, реализующие или приобретающие товары для клиентов, прибегают к услугам вторых посредников — субкомиссионеров. Комментируемая статья предоставляет комиссионеру право в целях исполнения комиссионного обязательства заключать договор субкомиссии с другим лицом, если иное не предусмотрено договором комиссии. По существу речь идет о возможности возложения исполнения данного договора на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК). Фактически договор субкомиссии становится новым договором комиссии, сторонами по которому являются комиссионер, приобретающий в отношении субкомиссионера права и обязанности комитета, и субкомиссионер, приобретающий права и обязанности комиссионера. Вместе с тем следует иметь в виду, что некоторые положения о договоре комиссии не применимы к договору субкомиссии. Так, согласно ст. 996 ГК вещи, поступившие комиссионеру от комитента или приобретенные для него, являются собственностью комитента. И хотя отношения между комиссионером и субкомиссионером строятся по тем же принципам, что и отношения комитента и комиссионера, это не означает, что право собственности на товары переходит от комитента к комиссионеру. Поэтому в случае заключения договора субкомиссии товар по-прежнему остается собственностью комитента.

Если в результате исполнения поручения возникает дополнительная выгода (см. выше ст. 992 и коммент. к ней), то она должна быть разделена между комитентом и комиссионером поровну. Эти правила применимы и к договору субкомиссии. При этом дополнительная выгода делится на три равные части: между комитентом, комиссионером и субкомиссионером. Полученная выгода может делиться и другим способом. При этом иные правила ее распределения как между комитентом и комиссионером, так и между комиссионером и субкомиссионером должны быть установлены соответственно договорами комиссии и субкомиссии.

Заключение нового договора — договора субкомиссии — возможно только в том случае, если иное не предусмотрено самим договором комиссии. При этом комиссионер остается ответственным перед комитентом за исполнением договора субкомиссионером.

2. Комментируемая статья запрещает комитенту без согласия комиссионера вступать в непосредственные отношения с субкомиссионером до прекращения договора комиссии. Этот запрет — следствие того, что во внешних правоотношениях комиссионер действует от своего имени, как если бы осуществляемые права принадлежали ему самому (см. коммент. к п. 1 ст. 990), однако соглашением сторон, зафиксированным в договоре комиссии, может быть установлен иной порядок отношений между комитентом, комиссионером и субкомиссионером. Ведь возможна ситуация, когда таких взаимоотношений не избежать, например приобретенный субкомиссионером товар отгружается продавцом непосредственно в адрес комитента. Если такие условия могут возникнуть, они должны быть предусмотрены договором субкомиссии или дополнительным соглашением к нему. Последовательность действий сторон в этом случае такова:

комитент предоставляет комиссионеру письмо с указанием адреса, по которому должен быть отгружен товар;

комиссионер предоставляет аналогичное письмо субкомиссионеру;

субкомиссионер дает соответствующее распоряжение поставщику товара.

Основания для прекращения договора субкомиссии те же, что и для договора комиссии, они перечислены в ст. 1002 ГК (см. коммент. к ней).

 

Статья 995. Отступление от указаний комитента

 

1. Поскольку конструкция договора комиссии чаще всего опосредует отношения торгового представительства, не последнюю роль в которых играет специализированный хозяйствующий субъект — комиссионер, то предполагается, что такой субъект является "мастером своего дела", и для него не требуется подробных указаний комитента по поводу выполнения комиссионного поручения. Если же детальные указания комитента все-таки имеются либо в тексте договора, либо в иных документах, оформляющих отношения сторон, то комиссионер связан такими указаниями и не вправе отступать от них, за исключением случаев, специально предусмотренных в комментируемой статье. Данная статья сохранила правило ГК РСФСР, в соответствии с которым комиссионер вправе отступать от указаний комитента, если по обстоятельствам дела это необходимо в интересах комитента, а комиссионер не мог предварительно запросить комитента либо не мог получить в разумный срок ответа на свой запрос. Однако в норме ГК вместо критерия "своевременный ответ" (эта же формулировка присутствовала в ст. 116 Основ гражданского законодательства) используется другой — "в разумный срок". Понятия "разумности" и "добросовестности" введены в оборот общими положениями гражданского законодательства, и они широко используются в конкретных нормах ГК: п. 1 комментируемой статьи тому пример. Не давая по существу определения этих понятий, ГК исходит из презумпции "добросовестности" и "разумности" участников гражданских правоотношений. Из этого вытекает, что сторона в споре, которая ссылается на то, что другая сторона действовала "неразумно" или "недобросовестно", должна доказать соответствующее обстоятельство. Другими словами, в случае возникновения спора, бремя доказывания того, что, отступая от указаний комитента, комиссионер действовал недобросовестно и уведомил комитента в срок, который не является "разумным", ложится на последнего.

Комментируемая статья возлагает на комиссионера обязанность уведомить комитента о допущенных отступлениях, как только такое уведомление стало возможным. В ГК отсутствуют подробные предписания относительно порядка уведомления друг друга в связи с исполнением взаимных обязательств по исполнению договора. Следует предположить, что этот порядок должен быть зафиксирован в самом договоре. При этом стороны могут руководствоваться положениями ст. 314 ГК относительно сроков исполнения обязательств. Наряду с "разумным сроком" исполнения в комментируемой статье указывается 7-дневный срок для исполнения обязательств, при исчислении которого следует учитывать общие правила об исчислении срока, содержащиеся в ст. 191, 193, 194 ГК. Поскольку с моментом получения (отправки) уведомления закон (договор) может связывать существенные юридические последствия, в зарубежной практике положения контрактов об уведомлениях и извещениях разрабатываются с большой тщательностью.

Правило, закрепленное в абз. 2 п. 1 комментируемой статье, является новым. Главное состоит в возможности комиссионера-предпринимателя отступить от полученных указаний комитента при наличии его уполномочия. Если иное не предусмотрено договором комиссии, необходимо уведомить в последующем комитента о допущенных отступлениях.

2. Если комиссионер, отступив от "указаний комитента", продал имущество по цене ниже согласованной с комитентом, он обязан возместить последнему разницу. Указанные правовые последствия наступают для комиссионера, если он не докажет, что: 1) у него не было возможности продать имущество по согласованной цене; 2) продажа по более низкой цене предупредила еще большие убытки; 3) он не имел возможности получить предварительное согласие комитента на отступление от его указаний, если комиссионер был обязан предварительно запросить комитента. Если комиссионер не сможет доказать перечисленные выше обстоятельства, он будет считаться виновно нарушившим условия договора. В данном случае имеет место частный случай применения общей нормы обязательственного права о том, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 393 ГК).

3. Если комиссионер приобрел имущество по цене выше согласованной с комитентом, то комитент вправе отказаться от этой покупки. Однако реализацию этого права комитента закон ставит в зависимость от своевременного уведомления об отказе, направляемого комитентом комиссионеру после того, как последний известил комитента о заключении сделки с третьим лицом. Если комитент своевременно не направляет извещение об отказе от покупки, то покупка признается принятой комитентом. Последний не вправе отказаться от заключенной для него сделки и в том случае, когда комиссионер сообщил, что он принимает разницу в цене на свой счет.

 

Статья 996. Права на вещи, являющиеся предметом комиссии

 

1. Правила п. 1 комментируемой статьи о том, что вещи, поступившие комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего, воспроизводят ранее существовавшие нормы. Комитент несет бремя содержания и риск случайной гибели или порчи (ст. 210, 211 ГК) передаваемого комиссионеру имущества, если только по условиям договора он не возложит этот риск на комиссионера или иное лицо за дополнительное вознаграждение. Это положение п. 1 комментируемой статьи развивается в ст. 998 ГК (см. коммент. к ней) об ответственности комиссионера перед комитентом за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента.

2. Правила, содержащиеся в п. 2 комментируемой статьи, являются новыми. Они предоставляют комиссионеру для обеспечения своих требований по договору комиссии право воспользоваться одним из гражданско-правовых способов обеспечения исполнения обязательства (см. ст. 359 ГК) — правом удержания. Комиссионер имеет право удерживать находящиеся у него вещи, которые подлежат передаче комитенту, в обеспечение требований, прежде всего, по выплате комиссионного вознаграждения (см. ст. 991 и коммент. к ней). Пункт 2 комментируемой статьи отсылает к статье 359 ГК, в п. 3 которой говорится о том, что удержание применяется, если договором не предусмотрено иное. Данная диспозитивная норма предоставляет сторонам договора возможность исключить или ограничить права комиссионера по удержанию имущества. Эта норма, безусловно, отвечает интересам комитента.

Если, несмотря на принятые комиссионером меры по удержанию вещи, комитент тем не менее не исполнит свое обязательство, комиссионер вправе обратить взыскание на удерживаемую им вещь (ст. 360 ГК). При этом стоимость вещи, объем и порядок обращения на нее взыскания определяются в соответствии с правилами ст. 349, 350 ГК. Очевидно, что при решении вопроса о правомерности удержания особое место занимает определение соразмерности последствий удержания размеру требований комиссионера. И если в обеспечение задолженности в размере 100 тыс. руб. будет удержано четыре контейнера с имуществом комитента стоимостью 150 тыс. руб. каждый, то, очевидно, что такое удержание будет признано неправомерным, поскольку для исполнения указанного обязательства удержания одного контейнера вполне достаточно.

В случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) право комиссионера на удержание имущества комитента прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии с правилами, установленными для удовлетворения требований залогодержателя за счет заложенного имущества. При этом требования комиссионера будут удовлетворяться наравне с требованиями, обеспеченными залогом, в третью очередь, т.е. преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество.

 

Статья 997. Удовлетворение требований комиссионера из причитающихся комитенту сумм

 

Удержание вещи (см. ст. 996 и коммент. к ней), которое является по своей сути средством самозащиты, следует отличать от зачета встречного однородного требования, которому, применительно к договору комиссии, посвящена комментируемая статья. Данная норма является частным случаем общегражданского основания прекращения обязательства зачетом (ст. 410 ГК). В отличие от отступного (ст. 409 ГК) для зачета встречного требования, а следовательно, и для прекращения обязательства достаточно заявления одной стороны. Зачет встречного однородного требования применяется на практике в основном в качестве основания прекращения взаимных денежных обязательств. Это право комиссионера особенно важно для профессиональных коммерческих посредников.

Поскольку права комиссионера на удержание причитающихся ему по договору комиссии сумм приравнивается к правам залогодержателя, они будут удовлетворены только после удовлетворения требований кредиторов, пользующихся в отношении очередности преимуществом перед залогодержателями.

В случае банкротства комитента, право на удержание вещей комитента (см. ст. 996 и коммент. к ней), а также право зачета причитающихся ему сумм за счет средств комитента у комиссионера прекращается, а его требования к комитенту, приравниваемые законом к требованиям залогодержателей, включаются в требования третьей очереди (п. 5 ст. 65 и п. 1 ст. 64 ГК). Кредиторы, обладавшие с точки зрения очередности преимуществом перед залогодержателями, вправе удовлетворить свои требования даже из уже удержанных комиссионером в порядке зачета сумм (как то — требования из причинения вреда жизни или здоровью, требования по выплате выходных пособий и оплате труда). Условия и порядок объявления предприятия несостоятельным должником (банкротом), осуществления конкурсного производства, а также установления очередности удовлетворения требований кредиторов регулируются Законом о несостоятельности (банкротстве).

 

Статья 998. Ответственность комиссионера за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента

 

1. Ответственность комиссионера за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента наступает с учетом оснований, предусмотренных ст. 401 ГК. Ответственность комиссионера наступает, как общее правило, при наличии его вины, в случае, предусмотренном п. 1 и 3 ст. 401 ГК. В ГК РСФСР (ст. 412) ответственность комиссионера за сохранность имущества комитента ставилась в прямую зависимость от наличия вины комиссионера. Комиссионер, допустивший в отсутствии своей вины не сохранность имущества комитента, освобождался от ответственности. Комментируемая статья вину как условие ответственности комиссионера не называет. Это, однако, не означает, что ответственность комиссионера наступает независимо от его вины. Как уже отмечалось выше, здесь действует общее правило об основаниях ответственности за нарушение обязательств, установленное ст. 401 ГК. Другими словами, комиссионер отвечает перед комитентом за утрату, недостачу или повреждение имущества лишь в том случае, если он не доказал отсутствие своей вины. Однако, если комиссионер выполняет свои функции в порядке осуществления предпринимательской деятельности, он отвечает за утрату имущества независимо от своей вины, если иное не установлено договором.

2. Комиссионер обязан принять меры по охране прав комитента, если в комиссионном имуществе окажутся повреждения или недостача, которые могут быть замечены при наружном осмотре, а также в случае причинения кем-либо ущерба имуществу комитента. Например, при получении комиссионного товара от перевозчика комиссионер обязан принять меры по защите прав комитента против перевозчика в случае, если товар при сдаче окажется поврежденным или в неудовлетворительном состоянии, заметном при наружном осмотре. Комиссионер обязан собрать необходимые доказательства, в частности обеспечить составление актов о недоброкачественности или недостаче товаров. Нарушение комиссионером данных обязанностей дает основание считать его ответственным в соответствующих убытках комитента полностью или в части.

Очевидно, что содержание понятия "меры по охране прав комитента" будет определяться в зависимости от фактических обстоятельств, связанных с возможными дефектами комиссионного имущества. Вместе с тем критерии "разумности" и "добросовестности" могут быть применены для оценки действий комиссионера и в такой ситуации.

3. Это новая норма, неизвестная ГК РСФСР. Комиссионер обязан страховать имущество, если на это было указание комитента либо такая обязанность предусмотрена условиями договора или обычаями делового оборота (например, обычными условиями внешнеторговых сделок консигнации). Если нарушены эти указания комитента или условия договора, обычаи делового оборота, то комиссионер несет ответственность в отношении незастрахованного имущества. Таким образом, комиссионер, не застраховавший имущество комитента, отвечает за это лишь в случае, когда комитент обязал его это сделать, причем за счет комитента. В ст. 412 ГК РСФСР основания ответственности были сформулированы по-другому: комиссионер отвечает также в том случае, если он застраховал имущество комитента вопреки установлению закона. В комментируемой статье такого правила нет. Вместо этого обязанность комиссионера застраховать имущество комитента может возникнуть из договора комиссии или обычая делового оборота.

 

Статья 999. Отчет комиссионера

 

Поскольку комиссионер, в отличие от поверенного, первоначально сам становится стороной по сделкам, заключенным им для комитента с третьими лицами, необходима последующая передача им комитенту прав и обязанностей. Эта передача должна подчиняться общим правилам об уступке требования и переводе долга (гл. 24 ГК).

Уступка требования и перевод долга, основанные на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должны быть совершены в соответствующей письменной форме (п. 1 ст. 389, п. 2 ст. 391 ГК). Обязанность комиссионера отчитаться перед комитентом с передачей ему всего полученного была установлена и ранее действовавшим ГК РСФСР. Различие состоит только в сроках. Если ранее комитент, имеющий возражения по отчету, должен был сообщить о них комиссионеру в течение 3 месяцев, то теперь — в течение 30 дней. Кроме того, эта норма, в отличие от прежней, является диспозитивной.

Хотя в комментируемой статье об этом не говорится, но логично предположить, что к отчету должны быть приложены документы, подтверждающие расходы комиссионера по выполнению комиссионного поручения, в частности для обоснования требований по возмещению ему расходов (ст. 1001 ГК). Представление отчета является обязательным: с этим моментом закон связывает ряд юридических последствий, касающихся, прежде всего, надлежащего исполнения комиссионного обязательства. В частности, при отсутствии возражений комитента по отчету в течение 30 дней с момента его получения (если иной срок не установлен договором), отчет считается принятым, а комиссионер — надлежащим образом исполнившим свои обязательства. И напротив, комиссионер, не отчитавшийся перед комитентом должным образом, обязан вернуть комитенту принадлежащие ему денежные средства или иное имущество, поступившее комиссионеру в процессе исполнения договора.

 

Статья 1000. Принятие комитентом исполненного по договору комиссии

 

Обязанности комиссионера представить комитенту отчет и передать ему все полученное по договору комиссии (см. ст. 999 и коммент. к ней) соответствует встречная обязанность комитента принять от комиссионера все исполненное по договору комиссии, включая обязательства по заключенным им для комитента сделкам.

Данная обязанность комитента может рассматриваться как частный случай встречного исполнения обязательств в гражданско-правовых отношениях (ст. 328 ГК). Встречное исполнение обязательств — такое исполнение, которое должно производиться одной из сторон лишь после того, когда другая сторона исполнила свое обязательство. Необходимым условием признания встречного исполнения обязательств является то, что такая обусловленность последовательности исполнения сторонами своих обязательств должна быть прямо предусмотрена договором. Если обязательство не исполнено (даже частично), сторона, на которой лежит встречное исполнение, — в нашем случае комитент — имеет право по своему выбору либо приостановить исполнение своего обязательства, либо отказаться от его исполнения и потребовать возмещения убытков.

 

Статья 1001. Возмещение расходов на исполнение комиссионного поручения

 

Для руководителей хозяйствующих субъектов в области отношений, регулируемых договором комиссии, одной из самых актуальных является проблема возмещения расходов по исполнению комиссионного поручения. Комментируемая статья однозначно определяет, что помимо вознаграждения за исполнение комиссионного поручения (см. ст. 991 и коммент. к ней), так называемого "встречного представления", комиссионер имеет право на возмещение расходов, которые он понес в процессе выполнения комиссионного поручения и которые с учетом всех обстоятельств являлись необходимыми. Обычно подлежат возмещению расходы по транспортировке, страхованию, участию в судебных процессах и т.д., если в законе или договоре комиссии не установлено иное. Следовательно, все расходы комиссионера, связанные с исполнением комиссионного поручения не могут быть отнесены на издержки обращения у комиссионера, они должны быть возмещены комитентом. На основании отчета комиссионера с приложением к нему первичных учетных документов, которые подтверждают факт возникновения данных расходов и оплату их комиссионером, комитент может включить их в свои затраты и возместить по ним НДС. В том случае, когда комитент уплачивает комиссионеру только комиссионное вознаграждение (а расходы не возмещает), расходы комиссионера, связанные с реализацией товара, принятого на комиссию (либо с приобретением товара, в зависимости от сути конкретного комиссионного поручения), и НДС по ним подлежит списанию за счет собственных средств комиссионера. Не возмещаются расходы по выплате заработной платы служащим комиссионера и другие расходы, связанные с обычным ходом выполнения комиссионером своих обязанностей по договору и покрываемых за счет соответствующего комиссионного вознаграждения.

Требования комиссионера по возмещению расходов на исполнение комиссионного поручения обеспечивается правом комиссионера нa удержание находящихся у него вещей комитента (см. ст. 996 и коммент. к ней) и сумм, причитающихся ему по договору комиссии из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (см. ст. 997 и коммент. к ней).

Комментируемая статья специально устанавливает, что комиссионер не имеет права на возмещение расходов на хранение находящегося у него имущества комитента. Это предписание носит, однако, диспозитивный характер и может быть изменено соглашением сторон, которые должны внести соответствующее условие в договор комиссии.

 

Статья 1002. Прекращение договора комиссии

 

В комментируемой статье объединены различные положения гражданского права: о порядке расторжения договоров и прекращении обязательств невозможностью их надлежащего исполнения, об основаниях недействительности гражданско-правовых сделок, имеющих различную юридическую природу, основания и правовые последствия.

Общим положениям ГК неизвестно понятие "прекращение договора". Глава 26 ГК закрепляет институт "прекращения обязательств". К основаниям прекращения обязательств в силу невозможности исполнения (ст. 416 ГК) могут быть отнесены только два из семи, приводимых в тексте статьи: это смерть комиссионера как частный случай общего основания прекращения обязательств смертью гражданина (ст. 418 ГК) и признание индивидуального предпринимателя, являющегося комиссионером, несостоятельным (банкротом), поскольку с момента вынесения соответствующего судебного решения утрачивает силу его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя (п. 2 ст. 25 ГК).

Правило ст. 418 ГК о прекращении обязательства смертью гражданина применяется также в случае объявления в судебном порядке гражданина умершим. Оно имеет исключения. Одно из них относится к порядку прекращения обязательств по договору комиссии. Согласно положениям ГК РСФСР о договоре комиссии в случае смерти комитента комиссионер был обязан продолжать исполнение данного ему поручения до тех пор, пока от правопреемников не поступят надлежащие указания. Это исключение сохранено для договора комиссии и в новом ГК; в комментируемой статье смерть комитента не включена в перечень оснований для прекращения договора комиссии.

К основаниям прекращения обязательств невозможностью их исполнения может быть отнесено и признание гражданина (комиссионера) безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК). В данном случае, однако, следует говорить "как бы" о невозможности надлежащего исполнения обязательства, ибо признание факта безвестного отсутствия базируется на юридическом предположении нахождения лица в живых. Безвестно отсутствующим гражданин признается судом по заявлению заинтересованных лиц, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. При этом соблюдается особый порядок, предусмотренный гражданским процессуальным законодательством (ст. 276-280 ГПК).

Комментируемая статья относит к основаниям прекращения договора комиссии признание комиссионера недееспособным или ограниченно дееспособным. Это частые случаи общегражданского основания недействительности сделок как следствия порока дееспособности сторон правоотношения. Недействительность сделки означает, что совершенное в форме сделки не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, на которые оно было направлено.

К основаниям прекращения договора комиссии комментируемая статья относит также отказ комитента от исполнения договора (см. ст. 1003 и коммент. к ней) и отказ комиссионера от исполнения договора в случаях, предусмотренных законом или договором (см. ст. 1004 и коммент. к ней). Данное основание прекращения договора комиссии является частным случаем одностороннего расторжения договора по основаниям, "предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами или договором" (п. 2 ст. 450 ГК).

Имея в виду редакцию комментируемой статьи, целесообразно исходить из следующего: понятие "прекращение договора" уже, чем понятие прекращения обязательств, поскольку последнее возникает не только из договора. Вместе с тем это понятие значительно шире, чем расторжение договора, ибо последний прекращается не только по тем основаниям, которые перечислены в комментируемой статье.

Поскольку в договоре комиссии отсутствуют лично-доверительные отношения между его участниками, данный договор по общему правилу не прекращается реорганизацией юридического лица-комиссионера, а также в случаях смерти гражданина-комитента, признания его недееспособным, частично дееспособным или безвестно отсутствующим, а также при реорганизации комитента — юридического лица.

 

Статья 1003. Отмена комиссионного поручения комитентом

 

1. ГК предоставляет комитенту право в любое время безмотивно отказаться от исполнения договора комиссии (см. ст. 1002 и коммент. к ней). В данном случае законом прямо допускается односторонний отказ от исполнения договора полностью или частично, вследствие чего договор считается расторгнутым (п. 3 ст. 450 ГК).

Если комитент в одностороннем порядке отказывается от договора, то комиссионер вправе требовать в этом случае возмещения убытков (ст. 15 ГК). По общему правилу, всякое нарушение обязательства влечет за собой обязанность возместить причиненный этим вред.

При определении размеров подлежащих возмещению убытков в качестве презумпции действует правило, в соответствии с которым их расчет должен производиться исходя из цен, существовавших на день добровольного удовлетворения должником требования кредитора либо на день обращения кредитора в суд в случае неудовлетворения его требований должником в добровольном порядке. Суду предоставлено право в зависимости от обстоятельств конкретного спора, присуждая возмещение должником убытков, исходить из цен, существовавших на день вынесении решения.

2. Порядок прекращения действия договора комиссии различен в зависимости от того, заключен ли договор с указанием или без указания срока его действия. В случае, когда договор комиссии заключен без указания срока его действия (т.е. отношения по договору носят постоянный и длительный характер), комитент обязан уведомить комиссионера о прекращении договора не позднее, чем за 30 дней, если больший срок не предусмотрен договором. В данном случае применяется общая норма ГК о сроках уведомления другой стороны о расторжении договора — 30 дней. Норма имеет в комментируемой статье диспозитивный характер, так как она может быть изменена соглашением сторон. При этом следует иметь в виду, что уклонение от ответа или молчание стороны, получившей предложение, не может рассматриваться как согласие.

В случае безмотивной отмены комитентом комиссионного поручения последний обязан выплатить комиссионеру вознаграждение за сделки, совершенные им до даты прекращения договора (см. ст. 991 и коммент. к ней), и возместить комиссионеру понесенные им до даты прекращения договора расходы (см. ст. 1001 и коммент. к ней).

3. Поскольку отмена комитентом комиссионного поручения влечет за собой прекращение договора комиссии, комиссионер уже не должен нести перед комитентом ответственность за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента (см. ст. 998 и коммент. к ней) и хранить его за свой счет. Прекращение договора комиссии по инициативе комитента влечет возложение на последнего обязанности в срок, установленный договором комиссии, а если такой срок не установлен, незамедлительно распорядиться всем находящимся в ведении комиссионера имуществом. В случае невыполнения комитентом этой обязанности комментируемая статья предоставляет комиссионеру право сдать имущество на хранение за счет комитента или продать его по возможно более выгодной для комитента цене.

 

Статья 1004. Отказ комиссионера от исполнения договора комиссии

 

1. По общему правилу, не наделяя комиссионера правом в одностороннем порядке отказываться от исполнения комиссионного поручения, комментируемая статья делает из него лишь два исключения: первое — такой отказ возможен, если это было предусмотрено договором; второе — если такой договор заключен без указания срока его действия. В этом случае ГК возлагает на комиссионера, так же как и в случае односторонней отмены комиссионного поручения комитентом (см. ст. 1003 и коммент. к ней), обязанность в 30-дневный срок уведомить комитента о своем отказе от исполнения договора комиссии, если более продолжительный срок не предусмотрен договором (о последствиях такого неуведомления см. коммент. к ст. 1003).

2. В тексте комментируемой статьи явное противоречие. Пункт 1 предоставляет комитенту 30-дневный срок для принятия (неприятия) уведомления комиссионера об отказе от исполнения комиссионного поручения и возлагает на последнего обязанность принять меры (по смыслу п. 1 в течение срока, предоставляемого комитенту для акцепта отказа), необходимые для обеспечения сохранности имущества комитента. Пункт 2 вместе с тем возлагает на комитента обязанность распорядиться своим находящимся у комиссионера имуществом в течение 15 дней со дня получения уведомления комиссионера, если договором комиссии не установлен другой срок. По смыслу п. 2 комитент обязан освободить комиссионера от ответственности за утрату, недостачу или повреждение своего имущества еще до прекращения обязательств по договору комиссии, а также от расходов на хранение этого имущества. Если в течение указанных 15 дней комитент не распорядится своим имуществом, комиссионеру предоставляется право не только сдать его на хранение за счет комиссионера, ни и продать по возможно более высокой цене.

3. В качестве диспозитивного правила комментируемая статья сохраняет право комиссионера, отказавшегося от исполнения комиссионного поручения, на комиссионное вознаграждение за сделки, совершенные им до даты прекращения договора (см. ст. 991 и коммент. к ней), а также на возмещение понесенных им до этого момента расходов (см. ст. 1001 и коммент. к ней). Однако для этого случая условиями договора комиссии может быть установлен и другой порядок взаиморасчетов сторон по комиссионному обязательству при его прекращении.